Жена в гостях

Настоящее имя Ольга Магдебура
Псевдоним Sybil A, Сибил Кайлена, Дани, Дэйвина И
Дата и место рождения 01.10.1994, Украина, Киев
Знак зодиака Весы
Семейное положение Нет информации
Инстаграм
Твиттер

Биография актрисы

Ольга Магдебура или более известная любителям видео ХХХ как Sybil A, родилась в столице Украины Киеве 1 октября 1994 года. Привлекательная внешность и изящная фигура девушки помогли ей добиться огромных успехов в съемках кино для взрослых.

Ещё с детства маленькая Оля любила часами стоять у зеркала и красоваться собой, а с появлением качественных фотоаппаратов и видеокамер не упускала момента попасть в кадр и у неё это отлично получалось. Девочка любила повышенное внимание к её личности, и это рвение усиливалось с возрастом.

Когда Ольга отметила своё совершеннолетие, она подалась на кастинг порнофильмов и удачно их прошла, заполучив сразу несколько ролей в эротических роликах. К 24 годам Магдебура уже имеет многочисленную толпу поклонников, которые любят кино «с перчиком».

Карьера эротической модели

Актриса ктно для взрослых начала строить свою карьеру еще в 2014 году. Тогда она с большим успехом прошла отборочный кастинг у самого Пьера Вудмана. Поначалу Оля снималась в индивидуальных роликах, без участия других актёров, но спустя некоторое время продюсеры начали давать девушке роли активной напарницы, и у неё появилось новое амплуа.

У Оли хорошо получается играть роль верной подружки. Своего партнера она понимает с полуслова, поэтому все видео снимаются со скоростью звука. На интим сайтах Магдебуру чаще всего можно найти под разными псевдонимами: Сибил Кайлена, Дани, Дэйвина И, а также Сибил А.

На съемочной площадке актрисе украинского происхождения удалось сняться и перенять опыт у таких популярных звёзд, как Винна Рид, Литл Каприс и Алиссия Кент. Девушка многому у них научилась и стала настоящей профессиональной моделью эротики.

Лучшие работы Сибил А – это сериалы Задница и Legal Porno. За очень короткий срок своей работы Оля уже успела номинироваться на такие престижные премии, как XBIZ Awards и AVN.

Параметры актрисы

Магдебура известна среди интимактрис своим шикарным телом, которое ей подарила природа. К пластическим операциям девушка относится скептически и заявляет, что в женщине должно быть всё натурально, какой бы она ни была.

В свои двадцать четыре года она весит сорок девять килограмм, а рост составляет сто шестьдесят три сантиметра. Стоит отметить, что обворожительная красавица имеет почти идеальные параметры фигуры: соотношение грудь/ талия/ бёдра – 88/ 60/ 85 соответственно.

Размер груди девушки – третий. О таком размере мечтают многие представительницы прекрасной половины человечества. Сама Ольга с улыбкой отмечает, что она еще не достигла желаемых результатов, и каждый день старается посещать спортивный зал, чтобы придать своим бёдрам еще более упругий вид.

Личная жизнь Sybil A

О своей личной жизни модель не рассказывает и старается скрыть её от прессы. Зато поклонники девушки с лёгкостью могут увидеть, как проходят будни девушки. Ольга ведёт активную жизнь в социальных сетях, где у неё уже собралась многочисленная армия подписчиков. Они пристально следят за жизнью и творчеством их кумира.

LiveInternetLiveInternet

Место действия:

Колхоз «Вперед» Новопокровский район

Краснокаменский край

3 июля, 1989 год.

Сегодня Людку – женщину лет тридцати с пяти — избили до полусмерти.

Просто так. Ни за что.

Просто Ритке Годжа по прозвищу Измена захотелось лютой порки.

…Людку сняли с работы, освободили из телеги и, приковав к столбу на «лобном месте» бесконечно долго Измена избивала кнутом вымещая на этой скотине свое плохое настроение – она избивала несчастную по её спине кнутом разбив ту в совершенные лохмотья, каждый раз извлекая из неё вопли и брызги крови – она не знала сколько та получила кнутов – она просто её секла а когда та проваливалась в забытье обливала соленым раствором и продолжала истязание…

Когда рука устала верный был признак что это животное получило никак не меньше ста двадцати кнутов, но Измена не желала останавливаться – решив передохнуть она сорвала с ног несчастной остатки жалких шлепанцев и велев своим подмастерьям стараться, села передохнуть наблюдая как те заставляя несчастную страдать проволочными плетьми секли ей пятки, превращая каждую из них в кусок окровавленного мяса а потом еще останавливали кровь солью… а потом истязание продолжилось пока на каждую ступню не прилетело по крайней мере сто тридцать ударов плетьми… тогда Измена приказала идти им вон и продолжила истязание Лидки избивая её по попе все тем же кнутом, периодически обливая вновь…

Было три часа дня когда Измена принесла раскаленную смолу… что залила в её самые глубокие раны под невероятный визг истязуемой…

А после, дав несчастной слегка отдохнуть, Измена к вечеру вернулась и, подвесив ей на дыбе на вывернутых руках продолжила её истязание все столь же уверенно и жестоко работая кнутом – она избивала ей столь жестоко как не секла не в жизнь ни одну скотину, избивала насаждаясь своей властью и её криками, избивала просто из-за того что ей хотелось именно вот так превратить кого-нибудь в кусок окровавленного, истекающего кровью кричащего, даже хрипящего от боли, исходящего воплями и слезами…

Людка была для ней скотиной для избиений, скотиной для порки – они все рабыни были для неё скотиной…

Людка давно уже перестала кричать лишь что-то хрипела а она все еще забавлялась с ней – когда несчастную отцепли её отволокли оставляя кровавый след в карцер. Потом Измена ради интереса прикинула – та получила только от неё никак не меньше трехсот ударов, а так еще и её опричники избили той пятки что та долго не смо… стоп! Не сможет ходить? Сможет… На углях сможет… а нет, то пусть пеняет на себя!

Лидия… такая же несчастная, наполненная страданиями и муками Лидкина подруга по несчастью – Лидке было на десять лет старше по календарю но… им вообще нельзя было сказать сколько лет до того каторжанки ужасно выглядели… она вчера как уже и не первый месяц работала «на телеге» — она была сослана на каторжные работы на полгода на этот непосильный труд – их использовали вместо лощадей.

Из пятнадцати рабынь что тогда угораздило попасть на ферме в немилость к Измене за преступление которого они не совершали сейчас в строю – то есть несчастные видели друг друга хотя бы раз в день или спали в одном и том же сарае – осталось человек десять не больше.

Рабыням категорически запрещалось между собой разговаривать – Измена узнав о каждом таком разговоре избивала обеих, избивала кнутом не жалея несчастных словно это был самый страшный проступок в их жизни.

Было лето и несчастных после избиения оставляли прикованными на солнце, могли посадить в ту вонючую бочку или приковать на раскаленной железной крыше…

Лидку вчера избила Измена лично – она, как старший надзиратель с раннего ура и до позднего вечера моталась на своем Уазике по полям и стройкам, нагоняя ужас и страх на изможденных работой рабынь…

За работами наблюдали надсмотрщики – дюжие парни вооруженные кнутами и дубинками, что никогда не оставались без дела.

Единственным условием было не избивать каждый день до смерти — рабыни сами отдавали концы от непосильной работы, издевательств, голода и болезней…

Людка, Лидка успели испробовать на себе многое – от чего то их двоих и малолетнюю дочь Людки Лариску команда Измены ненавидела особенно люто.

К ним относились гораздо хуже чем самый жестокий хозяин относиться к свой скотине.

Рабынь заставляли работать по шестнадцать часов в сутки – минимум. Всегда находился повод оставить их на работе еще и еще – несколько раз Людка просто напросто встречала следующий рабочий день все так же запряженной в телегу.

Лидка подвергалась со стороны Измены изощренным наказаниям, переходящим в пытки – для неё за любой малейший проступок было только одно наказание в сто ударов кнутом – не важно была она избита вчера или утром – Измена никогда не щадила несчастную наслаждаясь каждым воплем находящейся на грани помешательства о страданий, боли и непосильной работе женщины.

Лидия ходила почти голой – на поясе болталась старая измазанная грязью вонючая тряпка в которой уже нельзя ничего было угадать чем это было прежде.

Людка была одета чуть лучше – на её худых плечах болтались гнилые остатки халата что даже не прикрывали, а наоборот только придавали более ужасающий вид её облику.

Пару раз им даже – скорее развлечения Измены – позволялось ходить в старых, совершенно разбитых, совершенно стоптанных и превращенных в кучу грязи, ошметок кожи, веревок и проволоки шлепанцах

Они спадали с ног несчастых рабынь стоило только сделать шире шаг или не удержать их на грязных с растрескавшимися пятками ногах – за каждое такое нарушение следовало наказание.

Измене понравилось такое развлечение и в скором времени она собиралась обуть всех рабынь все в те же истоптанные, совершенно разбитые, изорванные шлепанцы.

Лидка… Лидка вот уже третий день не теряла свои шлепанцы – истлевшая подошва с несколькими столь же ветхими ремешками что столь отчаянно молотила её по натруженным пятками держалась крепко… Измена велела пришить шлепанцы к её ногам чтобы те никуда не делись…

Каждый шаг теперь дополнительно для ней отдавался болью в ногах, что были прошиты грубыми стежками столь же грубой нитки.

Это было недавнее изобретение Ритки Годжи по прозвищу Измена – Лидка перед этим попробовала на себе ей извращенное воображение – Лидку избивали кнутом с утра до вечера и на её теле не было ни единого живого места – она была словно одна большая постоянно кровоточащая рана.

Ей нравилось заставлять ходить несчастную по раскаленным углям – просто так она снимала её с работы и гоняла пока та не падала и не начинала подпрыгивать задыхаясь от воплей и крика а потом, когда Лидка выползала ей прижигали теми самыми углями её пятки;

Лидку она ставила стоять просто так держа в руках по два ведра раствора и всякий раз когда из рук несчастной падали ведра её избивали так что она падала на землю, а потом опять же кнутом её заставляли подняться и все начиналось заново;

Лидку, прицепившись к очередной ерунде приковывали рядом с муравейником там чтобы её пятки оказывались в нем и после истязания кнутом оставляли лежать облив еще и медом наблюдая за конвульсиями несчастной;

Её запрягали в телегу которую и пустой было сложно сдвинуть с места и нагрузив ей сверх меры, гнали все тем же кнутом а когда она падала, то заставляли продолжить путь дальше и этому не было ни конца ни краю;

Лидку, избив в очередной раз Измена приковала к раскаленной солнцем железной крыше и так оставила на сутки…

Она голодала и падала от усталости засыпая каждую выпавшую на её долю секунду отдыха.

А издевательства Измены становились все изощреннее и все с большей жестокостью она вымещала свой гнев на несчастной женщине.

Лидку заставляли работать по двадцать часов и на ночь заковывали в колодки, Лидку морили голодом и мучили жаждой или наоборот коримили соленой селедкой и обливали тем же раствором и оставляли на утро на солнце — самые страшные истязания она готовила ей на зиму когда босую голую женщину можно будет гнобить и гнобить на какой-нибудь стройке избивая в мороз так что снег будет вокруг красным, истязать её пятки чтобы видеть кровавые следы её шагов…

Измену аж колотило от таких мечтаний – она сама себе не знала от чего именно её хочется ей мучить столь долго и изощренно. И сейчас было важным не раздавить эту рабыню до смерти, продлив агонию её жизни..

А Лидка не думала… у неё не было ни сил ни желания думать как в ней еще теплиться жизнь – её отупевший от работы и постоянных избиений и унижений мозг был не способен думать и что либо решать кроме простейших команд. Она не знала на сколько её хватит но… Но каждый день сменялся новым и приносил ей все большие страдания.

Сегодня она опять целый день издевалась над несчастной сняв ей с работы и оправив на стройку – она загнала её в мульду с раствором приказав работать в нем целый день.

Все это уместилось в месяц с той порки Лариски и истязания Людки на колючей проволоке.

Опускалась ночь но прежде чем вернуться в свою хату в километрах в пятнадцати от этого места, Измена решила заглянуть на ферму где работали только молодые – не старше шестнадцати лет – девки-рабыни и среди них была та Лариска из-за которой так страдала ей мать.

Лариска была там – Измена это даже слышала по колокольчикам что были на крючках закреплены на грудях той девки.

Ей захотелось столь же жестоко, но теперь иначе поразвлечься с дочкой.

Она открыла дверь громко крикнув «Пезды! Стройся!»

Госпожа Ольга — Перчатка

Госпожа Ольга — Перчатка

По принуждению Подчинение и унижение Экзекуция

— Опять опаздываю на работу, — думал Артем в своем автомобиле. От дома до работы было не более 10ти минут езды, но дома постоянно куда-то девались ключи, мучительно долго варился кофе, норовил умолкнуть, не издав ни звука будильник, так что опоздание на работу не было чем-то невероятным, скорее обыденным явлением.

И в этот раз все могло бы сойти с рук, если бы не встреча с владелицей фирмы. Ольга Александровна остановила его в коридоре и сообщила, что он немедленно должен перед ней объясниться. В ответ лишь послышалась очередная отговорка, произнесенная тихим голосом в пол.

— За мной! — скомандовала девушка и пошла в свой кабинет. Словно прикованный невидимой нитью подчиненный отправился за ней. Поздоровавшись с секретаршей, Ольга провела Артема в свой кабинет и заперла дверь.

Молодой человек не понимал, почему он молча шел за этой девушкой по коридору. Его просто пленяла ее красота — Ольга была высокой девушкой с идеальными чертами тела, которые приятно скрывала одежда. От ее взгляда сильных зеленых глаз замолкал любой человек, ее длинные волосы уносили как будто куда-то вдаль…

— Итак, ты снова опоздал. Между прочим, твой контракт закончился. И я не считаю нужным его продлевать.

Вот так, стоя в центре кабинета, Артем понял, что теряет свою высокооплачиваемую работу, и, следовательно, жилье в городе, машину и, кроме всего прочего, возможность видеть эту безумно красивую женщину.

— Ольга Александровна, пожалуйста, оставьте меня! Мне действительно нужна эта работа…

Девушка внимательно посмотрела на Артема и положила одну точеную ножку на другую. На них так изящно красовались черные туфли на длинном тонком каблуке.

— Что же ты можешь предложить? Со своей работой ты не справляешься, что ты можешь делать здесь?

— Все что угодно, Ольга Александровна! Я могу выполнять любую работу.

— Совершенно любую? Ты уверен?

— Да, Ольга Александровна.

Около минуты девушка наслаждалась беспомощностью парня. Потом она заявила:

— Хорошо, я думаю, что можно будет с тобой заключить новый контракт, если ты правда готов на все как ты говоришь. Правда его содержание будет несколько другим… Ты готов снова стать моим подчиненным?

— Да, готов, — ответил Артем, еще не зная, что его ждет. В тот момент он даже не думал, что это согласие будет возможно последним, которое ему когда-либо придется давать.

— Что ж давай посмотрим, что из тебя может получиться. Ольга раскрыла ящик стола и надела черную кожаную перчатку. Артем заметил, что всю перчатку как будто обволакивала тонкая металлическая сеть, которая соединялась в серебристо-перламутровый браслет вокруг кисти. Девушка встала с кресла и скомандовала:

— Раздевайся! Живо! Полностью!

Ко всему что угодно, но не к этому был готов Артем. И вместо того, чтобы подчиниться, он нерешительно стоял и переминался с ноги на ногу.

— Не спешишь исполнять? Ай, как не хорошо, в самом начале наших «деловых» отношений и уже не справляешься. Ничего сейчас поправим.

Слово «деловых» было сказано с некоторой издевкой. Ольга медленно подошла к Артему и ее рука в перчатке сначала мягко коснулась его руки, потом прошла по внутренней стороне ладони, коснулась плеча, на мгновение окружила шею. Молодой человек не успел ничего подумать, как ощутил железную хватку на своих волосах. Ольга с легкостью опрокинула Артема на пол. Держа его за волосы, она заставила его на коленях проползти несколько метров до подножия своего кресла.

Щеку Артема обожгла пощечина. Потом еще раз и еще. «Боже мой, как же больно» — думал он. Ольга же, держа его за гриву, наслаждалась экзекуцией, нанося каждый удар с немыслимым наслаждением. Вскоре по разгоряченным щекам парня потекли слезы, и девушка решила поинтересоваться:

— Хочешь еще, маленький мой? Ну так получи!

И униженный парень получил еще несколько пощечин.

— Пожалуйста, я сделаю все-все-все, только не надо!

— Да? Тогда начни с того, что еще не выполнил.

За полминуты вся одежда Артема была снята. Перед девушкой стоял на коленях униженный раб с красным от пощечин лицом. Больше всего Ольге понравилось хозяйство парня — член стоял в боевом положении, был около 20 см в длину и достаточно широкий в диаметре, так что он ей определенно нравился.

— Руки за спину! Ноги расставь пошире! Сейчас ты усвоишь несколько правил. В дальнейшем их будет больше.

— Итак, обращаться ко мне ты должен всегда на Вы и всегда добавлять Госпожа. Ты понял, раб? — Ольга с оттягом ударила парня ножкой в туфельке по его яйцам. Артем упал на пол, сжался от боли в паху и прохрипел:

— Да, Госпожа.

— Ну-ка встал! Ноги шире! Шире я сказала! Руки убрал! Второе правило — ты должен выполнять все что я скажу. Абсолютно все! — за первым ударом последовал второй, более сильный удар.

Артем не выдержал и схватился руками за яйца. Сквозь пелену боли, он сказал: «Да, Госпожа». Однако Ольга не захотела на этом останавливаться. Она подняла парня за волосы на колени и ножкой в туфельке расставила его ноги снова на ширину плеч.

— Вот и славно, — рука Госпожи в блестящей перчатке обхватила яйца раба и стала их медленно сжимать. Ольга медленно произнесла:

— И что самое главное — ты теперь полностью принадлежишь мне.

Артем чувствовал только безумную боль в паху. Как будто во всем мире существовали его сжатые до каменной боли яйца. И тут по перчатке, обхватившей хозяйство, пошел пульсирующий ток. С каждым мгновением ток усиливался, даря Артему настигающие ощущения умопомрачительной боли.

Не переставая, Ольга спросила:

— Теперь расскажи, что ты понял из нашей сегодняшней встречи. Давай, не стесняйся — рука только усилила схватку.

Униженное существо в ее руках могло только кричать и извиваться:

— Я сделаю все, что вы прикажете, Госпожа! — каждое слово перемежалось всхлипами и громкими стонами — я Ваш раб, ничтожество тряпка, с которой вы можете делать все что захотите!

— Вот и отлично, — Ольга отпустила бьющегося в конвульсиях раба — теперь поцелуй мою ножку, если тебе понравилось.

Сжавшись, раб прополз по полу до кресла Госпожи и поцеловал ее туфельку. Одну ногу Госпожа положила ему на спину и прижала его к полу. После чего последовал приказ:

— Вылижи мне обувь, чтобы было совершенно чисто. Высунь язычок. Делай старательно!

Раб принялся вылизывать обувь Госпожи. Слегка поворачивая ножку, Ольга наслаждалась зрелищем, как ее раб обсасывает каблучок, тщательно вылизывает подошву, берет в рот кончик открытой туфли, даря возможность ощутить его горячий и исполнительный язычок на кончиках пальцев.

Убедившись в блеске своих туфель, Ольга прижала ногой лицо Артема к полу. Она достала из шкафа стола небольшое приспособление, по конструкции напоминающую перчатку на ее руке.

— Выпяти попку и выгнись! Вот так, молодец. Теперь твое тело, полностью принадлежит мне. А также твои никчемные член и яйца, — с этими словами Ольга зашла сзади к Артему и одела на раба «пояс верности» — новый предмет одежды слегка стягивал живот, заключал яйца в кожаный мешок с металлической сеткой изнутри, и стягивал кольцами член. Пояс надежно держался на теле и запирался замком с маленьким ключом.

— Теперь посмотри на меня. Хочешь, я тебе кое-что покажу? — Ольга изящно встала и приподняла край юбки. Взору Артема предстала безукоризненная форма бедра Госпожи, он наблюдал за тем, как ее рука поднимается выше. Другая рука сквозь одежду касается груди, так что можно представить, насколько она упругая, и так хочется ее коснуться.

Боль, к которой невозможно привыкнуть, пронзила яйца раба. Только на этот раз раб не знал, когда закончится эта пытка, ведь пояс надежно закреплен на его гениталиях. Целую вечность его яйца получали один за другим удары тока. А Ольга с наслаждением смотрела, как ее собственность катается по полу.

— Всего лишь 2 минуты. С каждым разом, когда ты будешь возбуждаться, время пытки будет увеличиваться. Скажи, тебе понравилось или повторим?

— Да, Госпожа, мне нравится, очень нравится!

— Жалко, что у меня нет столько времени тебя развлекать. Чтобы был здесь через неделю! Без одежды и на коленях. А раз тебе так нравится, то получай удовольствие, а я пойду по своим делам.

Ольга сделала еле заметное движение рукой в перчатке, и раба пронзила оглушительная боль. Немного полюбовавшись конвульсиями и криками своего раба, она вышла и захлопнула за собой дверь.

Продолжение следует.

Отзывы и предложения присылайте на почту newbdsm@mail.ru

Буду рад любым сообщениям. E-mail автора: newbdsm@mail.ruE-mail автора: newbdsm@mail. ru

Двое в одной
Благословленный инцест
Два пенса. Часть 8
Неизвестное похищение сексапильными инопланетянками Юрия Гагарина.
Один день из жизни порноактрисы
Генералы тоже влюбляются. Часть 3
Бедная Оля
Эротические фантазии Плейбоя — 3
Стюардессы, хозяйки неба
Сосед
Развратные игры. Пролог
Тайны большой политики. Часть 3: Вечеринка у Вице-президента
Тиру-тура-туристы! Часть 2
Должок. Часть 1
Секреты Греха. Часть 3,5: Шум перед Трапезой
Миниатюра
Одноклассники
Похотливая бомба
Однокурсница
Телепорт. Часть 4: Единолюбцы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *