Юлия калманович и ренат айгистов

Стильная свадьба на озере Комо: как прошла свадьба Юлии Калманович

Мы уже писали о стильной свадьбе Юлии Калманович на озере Комо. А сейчас решили показать вам больше фотографий (не перестаем восхищаться ультрамодным нарядом невесты) и рассказать подробности трехдневного торжества.

Дизайнер Юлия Калманович и бизнесмен Ренат Айгистов вместе более 5 лет, пара воспитывает сына, но на свадьбу они решились только сейчас. В пятницу Юлия и Ренат организовали для гостей предсвадебную вечеринку, в субботу молодожены обменялись клятвами у цветочной арки. В этот же день состоялся праздничный ужин и салют. На следующий день гости наслаждались свадебной атмосферой и живописными видами в легкой и непринужденной обстановке.

В качестве свадебного наряда Юлия выбрала асимметричное платье Giambattista Valli с короткой юбкой и длинным шлейфом. Изначально только гости и визажист Катарина Кочик выкладывали фотографии в социальные сети со свадьбы. Но затем и сама Юлия поделилась с подписчиками красивыми кадрами. Юлия Калманович в своем профиле написала, что она самая счастливая девушка в мире и поблагодарила гостей за незабываемый уикенд.

Организацией свадьбы занималось агентство PALAZZOEVENTI. А вам нравится платье Калманович?

Гардероб: Юлия Калманович, дизайнер одежды

Толстовка Zara, треники Adidas, кроссовки Adidas

В повседневной жизни я люблю носить спортивную одежду, потому что это удобно. Многие скажут, что нельзя одеваться удобно — надо одеваться красиво. Но когда я не собираюсь на какое-то мероприятие, а еду на склад, закупаю ткани, езжу из офиса домой и обратно, то думаю только о том, как бы мне все успеть, а это невозможно сделать в платье и на каблуках.

Толстовка Zara — одна из множества толстовок, которые есть у меня в гардеробе. Вся одежда, которую я не делаю сама, а покупаю, — это масс-маркет. Крупную сумму я могу отдать только за обувь и сумки.

Треники Adidas я купила в мужском отделе — там всегда можно найти идеально сидящие брюки. Кроссовки захватила вместе с ними.

Джинсы Pull & Bear, джинсовая рубашка из Испании, пальто Kalmanovich, туфли Dolce & Gabbana, кольцо Tous

Вещи, которые перекочевывают из моих коллекций в гардероб, — это редкость. Я так много над ними работаю, что они мне надоедают: возникает ощущение, что ты носишь их всю свою жизнь. Но это пальто мне полюбилось: оно универсальное — и в пир, и в мир.

Я люблю джинсовые рубашки: с рукавами — без рукавов, темные — светлые, широкие — узкие. Эту узкую я купила специально, чтобы надевать ее под свитер или пальто.

Колечко Tous совершенно замечательное. Сестра подарила мне на день рождения сертификат из магазина Tous, я пошла выбирать украшения и увидела это детское колечко с мишкой. Оно немного дурацкое, поэтому очень меня забавляет.

.

Я долго искала правильные джинсы — свободные, как boyfriend’s, но зауженные книзу, а потом нашла эти. Я ношу их уже года три и буду носить, пока они не порвутся совсем.

Эти туфли привлекают много внимания, ко мне часто подходят и спрашивают, откуда они. Я говорю: «Угадайте!» И друзья называют все что угодно, кроме Dolce & Gabanna, хотя мне кажется настолько очевидным, что леопардовые остроносые туфли сделали именно они.

Рубашка Mexx, майка Versace, кейп Kalmanovich, гольфы Prada

Я не очень люблю белые рубашки, хотя никогда не работала в офисе и комплекса бывшего офисного работника у меня нет. Эта мне понравилась длиной — я надеваю ее с кардиганом или с этой майкой, чтобы она немного выглядывала.

Майку я нашла у своих родителей в шкафу для одежды, которую никто не носит, но она почему-то висит. Не знаю, откуда она у моего папы, но на вид она не кажется мужской.

Кейп из другой коллекции, и он тоже на удивление пришелся мне по душе. Практически вся одежда Kalmanovich, которая переходит ко мне в гардероб, — верхняя.

Сумка Givenchy, подарок друга

Как-то летом мы сидели в Uilliam’s большой компанией и пошли с подругой в «Березку». Я увидела эту сумку с какой-то прекрасной скидкой и поняла — надо брать. А у меня в тот момент не было денег, поэтому я вернулась к моему молодому человеку и сказала: «Сашенька, мне кажется, ты хочешь сделать мне подарок!» Саша спросил: «Какой?» — я ответила: «Красивый!» А сегодня, когда собирала вещи для «Гардероба», нашла эту сумку и говорю: «Вот про нее напишут — «подарок друга»», а он: «Какого друга?» — «Тебя!» Забавно, что он сделал мне этот подарок еще летом, но до сих пор не понимал, какой.

Кольца Queensbee, браслеты Vanrycke, цепочка из Вены

У меня много украшений Queensbee. Их дизайнер Юля — моя подруга, и мне нравится то, что она делает. Змейку мне подарил молодой человек, а кольца на безымянном пальце — сама Юля. Раньше я носила много колец, но это было неудобно — постоянно чувствуешь их тяжесть. А эти совсем неощутимые — ношу их практически не снимая.

Веревочку Vanrycke с золотым Маген Давидом и тонкую цепочку с амулетом Хамса мне подарил молодой человек. Золотую ниточку купила в Вене.

Платье, свой дизайн; сумка Mulberry, кожаная куртка, украшение Lanvin

Эту куртку мне купил папа, когда только открылся ЦУМ. Она связана у меня с тем милым периодом, когда я покупала вещи с родителями. Я не помню, что это за бренд. Ей, наверное, лет десять, она потерлась, но я никак не могу найти ей замену.

Я очень люблю Proenza Schouler, а когда увидела в магазине эту ткань, она мне сразу напомнила об их ацтекских принтах. Я купила ее и сделала себе такое простое платье — у меня много вещей, которые я шью не для коллекций, а специально для себя.

Это первое массивное украшение на шею, которое появилось в моей коллекции — точнее сначала появилось у мамы, а потом постепенно перекочевало ко мне.

Я не понимаю, что случилось со мной в момент, когда я купила эту сумку, — обычно я не ношу ничего яркого. А когда увидела ее, меня переклинило, и, хотя это были последние дни моего отпуска в Нью-Йорке и денег уже не было, я специально заняла их у подружки и потратила на портфель! Она навевает приятные воспоминания о том путешествии.

Шорты Kalmanovich, майка Zara, ветровка папы

Ветровку я забрала у папы. Мне кажется, он ее не носит и никогда не носил, но при этом, когда видит, что я в ней, начинает сетовать на то, что я таскаю его вещи. Универсальная и удобная, ношу ее украдкой уже года четыре.

Эти шорты из летней коллекции, но носить я их начала уже зимой. Люблю короткие шорты, и все, что у меня есть, кроме джинсовых, я сшила сама.

Майка Zara — просто хорошая черная майка, которая подходит подо все, у меня таких мало.

Юбка, мой дизайн; туфли Yves Saint Laurent, браслет Messika

Эта юбка привлекает много мужского внимания. Для меня это показатель: мальчики редко обращают внимание на одежду, могут сказать: «Хорошо выглядишь», но вряд ли заметят: «Какая крутая юбка». Я ношу ее и с каблуками, и с ботинками, и на мероприятия, и на танцы в клуб. Помню, последний раз ходила в ней в «Тройку», так всю дорогу цеплялась за людей и просачивалась между курящими; думала, приду — будет вся в дырках. Оказалось, нет — она очень живучая.

Я долго ходила вокруг этих туфель и сомневалась: очень красивый телесный цвет, но непрактичная замша. В итоге все равно купила, но стараюсь не надевать их в опасные места, где могут наступить на ногу или что-то пролить.

Тонкий браслет со знаком Peace мне подарили родители.

Куртка Kalmanovich, рубашка Kalmanovich

Как уже говорила, почти вся верхняя одежда Kalmanovich каким-то образом оказывается в моем гардеробе.

Рубашку я только сшила, поэтому она не успела мне надоесть. Яркие вещи обычно одноразовые, а рубашку можно поддеть под свитер, и от нее останется только ненавязчивый воротничок.

Украшение Vera Wang

Ожерелье Vera Wang — подарок подруги, Ксении Чилингаровой, она любит такие массивные украшения.

Штаны Zara

Это какие-то уникальные, очень удобные штаны. У меня таких две пары, но я думаю купить шелк и сшить себе еще. В выходной день очень приятно надеть их с валенками и толстовкой и посидеть на веранде, закинув ноги.

Эспадрильи Chanel

В этих эспадрильях я где только не протопталась, но они все равно белые. На дальний пеший поход или пляж надеваю только их.

Шапка Lena Vasilyeva

Объемных шапок в моем гардеробе много, и я их очень люблю. Всю мою жизнь мне стригли челку, поэтому шапки — это единственный способ походить без нее.

Серьги, винтаж

Однажды в магазин Fashion Code завезли винтажные украшения. Все мои подружки хотели за ними ехать, а я просто собиралась завезти в магазин вещи моей марки. Хотя я не намеревалась что-либо покупать, я приехала раньше всех, решила взглянуть из чистого интереса и забрала все самые красивые украшения. Мои подружки на меня нарычали: «Так и знали, что кто первый приедет, то все заберет! Калманович, мы тебя ненавидим!» Но я совершенно без задней мысли купила эти серьги и очень их полюбила.

Сумка Yves Saint Laurent

Эта сумка стоила 500 евро. Сначала я подумала, что для Yves Saint Laurent это совсем недорого, но после меня отрезвил друг, сказав: «Она же войлочная! Ты с ума сошла отдавать такие деньги за валенки!» Тем не менее она уже была у меня, и я нисколько не жалею потраченных денег. Она очень прочная и вместительная: в нее влезет и ноутбук, и еще 155 вещей.

Ботильоны Dolce & Gabanna, ботильоны Burberry, ботильоны Alaia

Когда я приобретаю очередные ботильоны на шнуровке и каблуке, мама спрашивает: «Зачем ты покупаешь одинаковую обувь?» Ничего не могу с собой поделать: это единственная обувь с подъемом, от которой не устает нога.

Burberry для зимы травмоопасные, но для сухой погоды очень удобные.

Ботильоны Alaia — та обувь, в которой я могу ходить днями и ночами, не снимая. Эту модель я бы купила во всех возможных цветах и вариациях, и не важно, что они будут одинаковые. Пока у меня только эти и почти такие же красные. Смущают в них только вставки из пони: летом их не поносишь, поэтому буду покупать еще.

Фотограф: Ксения Колесникова

Дизайнер недели: Юлия Калманович

Юлия Калманович, выпускница «Лаборатории моды Вячеслава Зайцева», основала марку Kalmanovich в 2009 году. И за это время бренд успел выйти на европейский уровень: в своем журнале CR Fashion Book о нем написала Карин Ройтфельд, а еще Kalmanovich представлена в известном онлайн-магазине modaoperandi.com и одевает почти всех московских модниц.
PEOPLETALK встретился с Юлей в ее московском шоу-руме, где дизайнер рассказала о своих планах, о том, что ее вдохновляет, и о многих других интересных деталях из своей жизни.

Помню, как в ранней юности я зашла в магазин тканей и тут же захотела сшить для себя десяток нарядов. Я решила, что пойду на курсы, в школу Славы Зайцева. И меня затянуло в воронку. Помню, мы должны были сделать небольшой показ, на котором представляли свою интерпретацию маленького черного платья и жакета. В экспертном совете была Эвелина Хромченко. Она меня и отметила, что было очень неожиданно и неописуемо приятно и лестно – пожалуй, тот эпизод и стал для меня стимулом к созданию собственной марки.

Тогда страха у меня не было, все страхи и сомнения начали появляться уже в процессе активной работы. Что не получится, что одежда не будет пользоваться спросом, что развивать бизнес в России не будет возможности в отсутствие модной индустрии как таковой, и все в этом роде.

Абсолютно все друзья меня поддержали. Причем и морально – хвалили, вдохновляли, мотивировали, и делом: покупали мои вещи, выходили в них в свет, делились отзывами и передавали из уст в уста. Потом подтянулись друзья из глянца и из других сфер. В общем, в этом смысле я счастливчик, и бесконечно благодарна своей многочисленной и могучей группе поддержки. (Улыбается.)



Пожалуй, если говорить о стиле моего бренда – я банальна. Изначально ориентировалась прежде всего на свои предпочтения и вкус, поэтому мой бренд – это микс стилей и игра на контрастах: мне нравится сочетать хрупкую женственность с гранжем и спорт-шиком. Кружево с джинсой, трикотаж с пайетками, шифон с грубым хлопком, летящие платья с косухами и так далее.

Свою первую зарплату я потратила на сумку Chanel 2.55. Она до сих пор жива. (Улыбается.)



Последняя коллекция навеяна супермоделями 90-х – Линдой Евангелистой, Хеленой Кристенсен, Клаудией Шиффер, Наоми Кэмпбелл, Кейт Мосс. А увидеть в своей одежде я хотела бы Натали Портман, Тильду Суинтон, Кейт Бланшетт и Леа Сейду.

Главное, чему меня научили родители: чуткость, вежливость, трудолюбие.

Мне очень нравится время, в котором мы живем. Сейчас, к счастью, всегда есть место и аудитория для экспериментов. И еще меня всегда вдохновляли 70-е.

Я большой фанат масс-маркета – Topshop, Zara, H&M – и в последнее время заказываю много одежды на американских сайтах вроде Nastygal, Freepeople. Я обожаю сочетать вещи демократичных брендов, аксессуары больших домов моды и наряды собственного дизайна.

Надеюсь, никогда ни о чем не пожалею. Потому что сейчас я прекрасно понимаю, что все сложные и сомнительные моменты в жизни в итоге оборачивались в мою пользу.

Я вообще очень плаксивая по натуре – могу зарыдать от вида бездомной собаки или от грустной песни, лью слезы на сопливых мелодрамах и детских мультиках.

Когда знакомлюсь с человеком, я всегда обращаю внимание на аксессуары, а у мужчин оцениваю одежду в целом – издержки профессии. (Смеется.)

Мне непросто сходиться с новыми людьми, но, если вдруг при знакомстве я понимаю, что человек «мой», мгновенно влюбляюсь и взахлеб дружу годами.

Я не очень общительный человек, порой это мне мешает, но я научилась находить компромисс с собой, поскольку это важно: общение с людьми – необходимая часть моей работы.




Вещь, которая всегда со мной, – браслет Cartier, подаренный родителями на мое 30-летие.

Мое happy place – Испания. К сожалению, не каждое лето удается туда приехать, но только там у меня получается максимально расслабиться и отдохнуть.

Любимая книга, которая перевернула мое сознание, – Тора.

Когда мне было лет пять-шесть, я ударила сестру по голове каблуком маминой туфли – стыдно до сих пор. (Смеется.)

Помимо моды я увлекаюсь шахматами и спортом, последний год меня буквально замкнуло на спорте.

Я зависима от телефона, соцсетей, блогов и, что приятно, от занятий спортом.

Меня пугают нарастающая агрессия, насилие и тотальная нетерпимость людей. Как бы банально это ни звучало, мне хотелось бы, чтобы в мире было больше добра, света и толерантности.

Свой бизнес открывать, к сожалению, сложно. Главные минусы – это, конечно, непростая юридическая организация бизнеса, отсутствие производственной базы, масса бюрократических проволочек и экономических преград. Зато в плюсах – удовлетворение от успехов и проектов. Когда видишь свои вещи на людях, в журналах, на красных дорожках – это непередаваемые ощущения. Еще больше счастья, когда осознаешь, что ты можешь хотя бы чуточку поднять настроение клиентам.

Читателям PEOPLETALK хочу пожелать: ничего не бойтесь!

Алексей Родин

Как Юлия Калманович начала создавать идеальные коктейльные платья

«Если бы мне пришлось начинать сегодня, я бы еще тысячу раз подумала, хоть бизнес-план написала бы», — признается Юлия Калманович. Зато десять лет назад, когда дизайнер готовила свою дебютную коллекцию, сомнений не было — ни в своих силах, ни в успехе предприятия. А ведь оно, как ни крути, было рисковым: поднимать модный бренд в России своими силами — задачка не для слабонервных даже сегодня, когда к услугам начинающих талантов — все силы соцсетей. В 2009-м никто знать не знал про «инстаманию», но Калманович все равно бесстрашно ринулась в бой с портновскими ножницами наперевес.

На самом деле первый дизайнерский триумф случился еще до официального старта марки: «Я училась в РЭУ им. Г. В. Плеханова, но на третьем курсе стала шить. А после окончания университета попала в «Лабораторию моды» Вячеслава Зайцева. Мою дипломную работу похвалила Эвелина Хромченко — и именно в этот момент я поняла, что надо идти дальше». И она пошла: напросилась к Хромченко на стажировку, а вскоре запустила именной бренд: «У меня была куча идей, море энтузиазма — нужна была только финансовая поддержка на нулевом этапе. С этим помогли родители». Первыми клиентками, как водится, стали подружки, потом — подружки подружек. Подсобил и быстро завоеванный статус it girl: «Это сейчас я почти никуда не хожу. Но тогда, в начале, это была работающая история — прийти на мероприятие в своем, красиво сфотографироваться, выложить снимок».

Я примирилась с мыслью, что все пойдет не так

Лучшее применение нарядам Калманович — вечеринки. Причем эту нишу дизайнер нащупала раньше Alessandra Rich и The Attico, работающих в том же жанре. «Сперва я добавляла в коллекции и повседневную одежду, но быстро поняла, что байеры все равно выбирают именно коктейльные платья, а остальные вещи «провисают», — поясняет Юля. — Надо делать то, что пользуется спросом». Как, например, розовое мини-платье с драпировками и пышным рукавом. «Честно говоря, я его уже видеть не могу, но все равно регулярно слышу просьбы повторить, причем в том же цвете!» Та коллекция вообще оказалась популярной — может быть, даже самой популярной за все время. Что по-своему забавно: Калманович в кои-то веки колебалась. «Произошли серьезные перемены в личной жизни: я забеременела, родила ребенка — сами понимаете, приоритеты сильно поменялись. И я уже даже примирилась с мыслью, что все пойдет не так».

Платье Kalmanovich; босоножки Сeline by Hedi Slimane; украшения — собственность героини

В декабре — как раз к сезону вечеринок — дизайнер презентует в ЦУМе юбилейную коллекцию. Всего десять вещей, у каждой — лимитированный тираж: шанс встретить кого-то в точно таком же платье будет минимальным. Правда, есть нюанс: «Каждая вещь так или иначе отсылает к прошлым коллекциям. Например, я выбрала пользовавшийся спросом топ — и превратила его в платье». А что? Ремейки сегодня в чести. Особенно удачные.

Прическа: Светлана Шайда

Макияж: Алексей Молчанов

Ассистент фотографа: Денис Измирлиев/Bold

Стилист: Ксения Проскурякова

Ассистент стилиста: Дарья Баскова

Продюсеры: Карина Чистякова, Магда Купреишвили

Ассистенты продюсеров: Даниил Токарев, Эвелина Андакулова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *