Отзывы о коллекторах

Граждане РФ попадают в трудное финансовое положение. Казалось, для решения проблем существует масса способов «займов» — банки, МФО. Что делать, когда ваш долг передали в коллекторском агентство? «Юнона» — это коллекторское агентство, сотрудничает с большим количеством банков, но насколько законны их действия и как часто они «перегибают палку»?

Принципы работы коллекторского агентство Юнона

ООО «Юнона» — коллекторском агентство профессионального уровня. Оно создано для эффективного сотрудничества с должниками и взыскания полной суммы задолженности. К основному долгу добавляют сумму судебных издержек, в случае передачи дела суду от агентства.

Официальный сайт уверяет граждан в взаимодействии согласно законодательства Российской Федерации и урегулирует все вопросы мирным способом. Как на самом деле?

Учреждение предоставляет информацию на сайте, что сотрудники профессионалы дела и работают в рамках закона. Первый этап заключается в уведомлении пользователя посредством звонка о просроченной задолженности принадлежит им и предлагают варианты решения проблемы. В основном заключается в ожидании обговоренного срока по выплате задолженности, учитывая пеню. Если по истечению срока договор не был выполнен, на звонки не реагируют возможен выезд по месту жительства/прописки. Где решение вопроса производится на территории должника.

Часто встречаются ситуации, где должники длительное время скрываются от представителей и игнорируют все попытки взаимосвязи. В таком случае по истечению договора с компанией, продавшей «долг», дело передается в суд. После решения производится строгие действия с описью имущества, в счет погашения задолженности.

Подведя итоги процесс работы коллекторского агентства «Юнона» содержит три правовых этапа, в соответствии с законом:

  1. Звонки клиенту.
  2. Выезд по месту проживания.
  3. Передача дела в суд.

Могут ли сотрудники агентства приехать домой и требовать долг

Часто, пользователи задают вопрос о том законно ли вторжение на территорию. Ответ прост — если агент приехал и в спокойной форме «стучит в двери» дома, это вполне законно. Физическое лицо имеет полное право оставить за собой решение впустить «незнакомца» за порог.

Важно! Если представитель «хулиганить» — сыпать угрозами, непрерывно стучать в дверь или беспокоить соседей — нарушать закон. Должник имеет право вызвать полицию основываясь на статью федерального кодекса Российской Федерации.

Возможность выезда коллектора по месту жительства также разрешено лишь при наличии пункта в договоре содержащий положительную информацию о контроле долга третьими лицами.

Агентство, в том числе «Юнона» обязано предварительно проинформировать о визите, в противном случае данное действие будет незаконным.

Если разговор состоялся, то представитель фирмы не имеет права грубить, шантажировать, применять насилие и лгать, что имеет возможность описать имущество. Вышеперечисленные действия — незаконны и строго караются благодаря новой статье кодекса о возможных действиях коллекторов.

Когда представители агентства превышают свои полномочия возможен вызов полиции и подача заявления в прокуратуру. В зависимости от «ущерба» будет заведено уголовное дело или нарушитель заплатит штраф.

Почему звонят коллекторы по чужим кредитам.

Как попасть на прием к судебным приставам, их обязанности .

Способы оплаты долгов перед агентством Юнона

В связи с тем, что компания выкупает долги как физических, так и юридических лиц имеющие ценность. Компания имеет четыре способа оплаты долга:

  1. Наличными, используя современную систему терминалов «Элекснет».
  2. В отделении любого банка используя реквизиты компании. Сотрудники могут предоставить их в виде письма на почту, смс-сообщения. Возможен, просмотр на официальном сайте, в группе «информация».
  3. В филиалах МФО «Деньга» (компания партнер).
  4. Используя личный кабинет на сайте. Через электронную форму онлайн банка. Принимается оплата с карт, поддерживающих систему — ВИЗА, Мастер Кард, Мир.

На официальном сайте есть предупреждение, что, если оплата совершена через другую систему пользователь должен незамедлительно проинформировать компанию предоставив подтверждающие справки и чеки об оплати. В течение короткого времени проблема будет решена, а деньги переведены на счет компании. Долг соответственно закрыт, при полной оплате.

Отзывы должников

Определившись с законной стороной работы компании, рекомендуется ознакомиться с отзывами пользователей, что ранее сталкивались с компанией и знают, насколько правдива информация на официальном сайте.

Юлия, 22 года. Февраль 2019 г.

Просрочила погашения долга перед микро финансовой организацией. Итог — названивают представители ООО «Юнона». Звонки содержат угрожающий характер. Первые несколько дней доходило до угроз насилия над близкими. Ознакомившись с законодательством на следующие звонки, что достигали 30 шт. за день, не говоря уже про ночные, отвечала опираясь на тот или иной закон. Все утихло. Собрала всю сумму, чтобы отдать долг. Однако, в день оплаты и погашения они возобновили свои действия. Если это не прекратится обращусь в прокуратуру.

Владимир, 30 лет. Лето 2018 г.

Из-за тяжелого финансового состояния и потери работы не смог оплатить вовремя остаток кредита, менее 5 000 руб. Начали названивать кредиторы и вымогать деньги угрожая насилием над женой. Далее звонки с угрозами повторились. Установил диктофон на телефон и записал разговоры. Вынужден написать заявление по статье угрозы жизни близким. На записи имеется имя фамилия представителя агентства. Просто возмутительно — это бандиты, а не госучреждение.

Аноним. Март 2019 г.

Неделю преследуют звонки агентства «Юнона». Требуют погасить долг перед сомнительной компанией. На объяснения, что я ни разу не брал ни кредитов, ни займов лишь матерят, как говориться «на чем свет стоит». Угрожают приехать на место работы и прилюдно опозорить, а если это не подействует, то применить «более жёсткие» меры. Что делать не знаю, помогите. Уже страшно за свою жизнь.

Как не платить коллекторам, и как правильно вести с ними разговор — узнайте из видео:

Отзывы о коллекторских агентствах: разбор типовых ситуаций от профессионала

Рост кредитования в последние годы и его последствия привели к тому, что деятельность по взысканию долгов находится под пристальным вниманием и общественности, и законодателя. В интернете и средствах массовой информации регулярно появляются отзывы должников о коллекторских агентствах и их работе. На различных форумах можно найти множество вопросов о законности действий коллекторов и ответы на них, которые, к сожалению, не всегда правильные, что запутывает заемщиков еще больше.

Чтобы определить, насколько обосновано мнение должников о коллекторах и их действиях в разных ситуациях, мы обратились к эксперту. Комментирует типовые отзывы заемщиков Павел Михмель — генеральный директор Непубличного акционерного общества «Первое коллекторское бюро» (НАО «ПКБ, свидетельство № 3/16/77000-КП от 29 декабря 2016 года выдано Управлением Федеральной службы судебных приставов по г. Москве).

Коллекторы говорят, что долг передан им

Помогите разобраться. Я взял кредит в известном банке и исправно платил несколько месяцев. Но после того как заболел и потерял работу, платить не смог: финансовое положение сильно ухудшилось. Некоторое время поступали требования погасить долг от банка, а теперь появились коллекторы и говорят, что долг передан им. Разве это законно — передавать долги без моего согласия? Кому и как теперь я должен возвращать деньги?

Продажа долга совершенно законна: переуступка кредитором своих прав другому лицу (цессия) разрешена статьей 382 Гражданского кодекса РФ. Продан может быть даже непросроченный долг, правда, исключительно лицензированной кредитной организации. Просроченный долг может приобрести и юридическое лицо, основной вид деятельности которого — взыскание задолженности. То есть коллекторское агентство. В результате коллекторская организация получает все права кредитора, включая права на проценты и прочие выплаты в ее пользу на тех же условиях, которые были у прежнего кредитора на момент перехода права.

Впрочем, иногда основанием действий коллекторов становится не договор цессии, а агентский договор. В этом случае коллекторское агенство не становится новым кредитором, а лишь представляет интересы банка, получая от него вознаграждение.

В большинстве банковских договоров кредитования прямо указано, что банк имеет право передать свои права кредитора третьему лицу. Подписывая договор, заемщик выражает свое согласие с этим условием и не вправе потом ссылаться на то, что не знал об этом. Согласно действующим сегодня законам, если договор потребительского кредитования был заключен позднее 1 июля 2014 года, банк может передать права требования даже при отсутствии такого пункта в документе. Передача долга коллекторам незаконна лишь в том случае, если запрет на это прописан в договоре кредитования.

Чаще всего должник узнает о передаче его долга из письма или телефонного звонка от коллекторов. Впрочем, об этом его может поставить в известность и банк. В любом случае до получения официального письма, к которому приложена заверенная копия договора цессии, заемщик может погашать задолженность по прежним реквизитам банка.

Это важно

Платить по реквизитам, предоставленным коллекторским агентством, следует только после выполнения трех условий:

  • получения официального уведомления от банка о переуступке долга, включая копию договора цессии;
  • сверки величины задолженности, отсутствии разногласий по поводу сумм, включая тело долга, а также проценты, пени и другие платежи;
  • изучения всех необходимых документов коллекторской организации, подтверждающих ее право заниматься взысканием просроченной задолженности. Коллекторское агентство обязано быть включено в государственный реестр, который публикуется на сайте Федеральной службы судебных приставов (ФССП), и иметь свидетельство об этом. У представителей организации должны быть служебные удостоверения.

Кроме того, должнику полезно будет ознакомиться с сайтом коллекторской организации: зачастую общение можно строить дистанционно. Например, после регистрации на сайтах некоторых агентств можно следить онлайн за возможными графиками погашения, начислениями по задолженности. После того как заемщик убедился в полной законности требований, предъявляемых коллекторами, он может обсудить с ними свои дальнейшие действия для погашения задолженности. Обычно речь идет о составлении посильного графика платежей, в котором учитываются индивидуальные возможности клиента по возврату долга.

Собственно говоря, способы ускорить возврат долга давно известны. Самое сложное — суметь их правильно применить.

  1. Ведение личного бюджета. Нужно взять в привычку тщательно следить за тратами и доходом. Для этого стоит постоянно записывать сведения о текущем приходе и расходе средств, сохранять чеки. Следующий шаг — постараться оптимизировать расходы. Ну и наконец научиться планировать бюджет.
  2. Экономия. Еженедельный анализ записей о текущих тратах — разделение их на необходимые и прочие — позволит выделить необязательные расходы, которые можно сократить или вовсе исключить. Если должник, например, привык пользоваться кафетериями, ресторанами, такси — все это надо постараться свести к нулю.
  3. Перезайм. Метод заключается в следующем: у родственников, знакомых, порой и у работодателя одалживаются средства под небольшие проценты или даже без них, чтобы вернуть задолженность кредитору. Новый долг погашается позже, в порядке, предусмотренном договоренностью. Перезанимать у микрофинансовых организаций нет смысла: их проценты сделают долговую яму гораздо глубже.
  4. Поиск дополнительных источников заработка, поиск другой работы, увеличение дохода за счет повышения квалификации.
  5. Продажа имущества. Нередко именно оно было куплено на кредитные средства: квартира, дача, дом, автомобиль. Заемщику выгоднее самому продать такие дорогостоящие объекты, чем ждать, когда из-за длительной просрочки платежей они будут распродаваться по судебному решению принудительно и по низкой цене. Также должник может поменять квартиру или дом на жилье подешевле, а на вырученные средства погасить долг.

В конечном итоге продажа банком долга выгодна всем участникам кредитных отношений. Банк получает нужные ему «живые» деньги здесь и сейчас, вместо обязательств, которые еще неизвестно когда будут погашены заемщиком. Коллектор выигрывает в деньгах за счет того, что покупает долг не за полную его стоимость, а значительно дешевле, получая прибыль позже, когда клиент все же погашает долг. А должник получает более выгодные условия: списание части долга, удобный график выплат, возможность рассрочки.

Наверное, это мошенники

Коллекторы оказались не такими, какими мы с мужем их себе представляли. Вышли на контакт с нами без угроз или назойливости. Предложили разобрать ситуацию и разработать удобный для нас график погашения. Но мы не уверены, что нас не обманут. Думаем, что это мошенники, выдающие себя за коллекторов. Слишком вежливые, даже порой услужливые. Это настораживает. Предлагают погасить половину долга, обещая простить другую. Чувствую какой-то подвох. Не верю, что банк или другой кредитор могут отказаться от своих средств.

Что можно сказать по поводу этого отзыва должников о коллекторах? С одной стороны, быть настороже в делах, связанных с финансами, — это правильно. Деньги любят не только счет, но и предусмотрительность, ответственность, внимательность их владельцев. Любой шаг, связанный с переходом денежных средств из рук в руки, должен быть выверен.

С другой стороны, чувствуется, что автор в своих суждениях исходит не из знаний, а из стереотипов. К сожалению, более десяти лет с момента появления первых профессиональных организаций коллекторская деятельность не имела разработанной правовой базы, не регулировалась во многих важнейших деталях. В результате рынок коллекторских услуг в этот период наводнили «серые коллекторы» — полуофициальные организации, поощряющие своих сотрудников за нарушения профессиональной этики. Более того, называть себя коллекторами без всяких на то оснований стали и криминальные элементы («черные коллекторы»), занимающиеся откровенным рэкетом.

В итоге имидж коллекторской деятельности, несмотря на работу настоящих, «белых» коллекторов, действующих в рамках закона и придерживающихся этических профессиональных норм, очень сильно упал. Стали раздаваться призывы к тому, чтобы запретить деятельность коллекторов вообще. Положение спас Федеральный закон № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», вступивший в силу в июле 2016 года. Он определил баланс интересов должников и коллекторов, предоставил правовые гарантии каждой из сторон, расчистил коллекторский рынок от полулегальных и криминальных элементов. Сегодня деятельность коллекторских организаций тщательно контролируется. И заемщик может быть уверен, что современный коллектор — это не выбиватель долгов, а сотрудник компании, заинтересованной в построении диалога с должником и поиске решения, устраивающего всех.

Продуктивному взаимодействию способствует то, что коллекторские агентства не так связаны жесткими финансовыми правилами, как первоначальные кредиторы — банки. Покупая долги лишь за часть их стоимости, коллекторы могут вести гибкую ценовую политику и предлагать должникам скидки и бонусы для стимуляции погашения задолженности. Понятно, что коллектор, играющий роль финансового консультанта и предлагающий скидки на погашение долга, не имеет никаких оснований быть невежливым с должником, чаще всего действительно имевшим какое-то время объективные финансовые затруднения.

Напротив, добросовестный заемщик, искренне желающий исправить свою кредитную историю и избавиться от долгового бремени, становится ценным клиентом агентства. Ему охотно пойдут навстречу, с ним поделятся опытом других должников, имевших схожие проблемы, подскажут, где можно рассчитывать на рефинансирование, предложат скидки, нередко значительные, при необходимости дадут рассрочку на выплаты и не только.

Выгоду сотрудничества с официальным коллекторским агентством можно рассмотреть на примере НАО «ПКБ». Сотрудники «Первого коллекторского бюро» предлагают должникам максимально лояльные схемы погашения долгов, составляют удобные для заемщика графики платежей. Помимо этого, для клиентов, которые активно идут на сотрудничество, предусмотрено множество бонусов: за регистрацию на сайте компании, за внесение первого платежа, за поддержание контакта. В ПКБ также готовы простить часть долга, если заемщик показывает себя добросовестным плательщиком. Благодаря «Личному кабинету» на сайте компании www.collector.ru должник может самостоятельно регулировать вопросы по своей задолженности, без взаимодействия с коллектором. При помощи онлайн-сервиса наш клиент может узнать о размере долга, сумме и датах платежей, индивидуальных предложениях. Помимо этого, через «Личный кабинет» заемщик может оплатить задолженность без комиссии, настроить автоплатеж, а при погашении долга — получить справку об этом.

Коллекторы всерьез портят жизнь

Так случилось, что на мне висит просроченный кредит. Да, я пока не могу выплатить долг. Но разве это дает право коллекторам всерьез портить мне жизнь? Они звонят и домой, и на работу, находят моих родственников, приходят ко мне с требованиями погасить задолженность, пишут письма на электронную почту. Имеют ли они на это право и как заставить их перестать докучать мне?

Такие отзывы о коллекторах требуют особого внимания. Отношения между должниками и коллекторами регулирует Закон № 230-ФЗ, о котором уже говорилось выше. Большое внимание он уделяет именно правилам взаимодействия сторон.

Конечно, сотрудники коллекторского бюро имеют право звонить заемщику, приезжать к нему на встречу, требовать от него — безусловно, в вежливой форме — погашения долга. Также они могут разъяснять должнику правовые последствия непогашения задолженности. Коллекторы выступают в роли кредитора. И подобное поведение входит в перечень их профессиональных обязанностей. Но допустимую частоту и время контактов коллектора и должника определяет закон.

Статья 7 Закона № 230-ФЗ предписывает коллектору приходить для общения с должником не чаще четырех раз в месяц, звонить не чаще раза в сутки, двух раз в неделю, восьми в месяц. Также коллектор не должен присылать сообщения чаще двух раз в сутки, четырех раз в неделю, шестнадцати в месяц. Лишь для отправки писем должнику нет ограничений. Отведено также время, разрешенное для коммуникации с должником: с восьми утра до десяти вечера в рабочие дни, с девяти утра до восьми вечера в выходные и праздничные.

Коллектору запрещено вступать во взаимодействие с недееспособными гражданами, с несовершеннолетними, с инвалидами первой группы и больными, находящимися на лечении. Он не должен угрожать применением методов, опасных для жизни и здоровья, использовать выражения и совершать иные действия, унижающие честь и достоинство, распространять сведения о должнике и его долге или любые иные персональные данные клиента. Поэтому обращения коллекторов к родственникам или по месту работы должника с рассказами о его задолженности недопустимы.

Если коллектор явно нарушает требования закона, то заемщик вправе подать жалобу в контролирующие органы. Обращение будет эффективным, если заявитель может предъявить доказательства нарушений, например соответствующие аудио- или видеозаписи, выписку, полученную от оператора связи, с данными о количестве и времени звонков от коллектора. Адресовать жалобу можно в ФССП России, Национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), Роспотребнадзор, полицию, прокуратуру и другие органы в зависимости от характера нарушения закона.

Мне угрожают судом

Мне звонят из коллекторского бюро, иногда приходят. Угрожают, что в случае неуплаты подадут на меня в суд. Но я брал кредит уже больше трех лет назад, а значит, срок давности по нему прошел! Могу ли я выиграть дело против коллекторов? И что будет, если я проиграю в суде?

Среди части должников распространено заблуждение, возникшее из-за массовой юридической неграмотности: достаточно не выплачивать кредит три года, и срок давности по нему пройдет, после чего никто не вправе требовать его погашения. Такая трактовка законодательства абсурдна: ни один банк не стал бы выдавать кредит, зная, как легко может уйти от его погашения недобросовестный должник.

Закон, ограничивающий исковую давность, действительно существует, но имеет другой смысл. Он призван защитить должника в том случае, когда кредитор специально не напоминает ему о необходимости погасить вовремя долг, рассчитывая «накрутить» побольше процентов и штрафов. И срок три года отсчитывается не от заключения договора или даты выплат, а от последней зафиксированной даты взаимодействия банка и должника. А таким взаимодействием может быть даже телефонный звонок банковского работника.

Выиграть дело против коллекторов очень сложно: около 99% судебных разбирательств решаются не в пользу должника. И причина этому проста: кредитор свои основные обязательства выполнил, как только выдал кредит. Далее инициатива переходит к заемщику, и если договор не закрыт, то практически всегда из-за его действий или бездействия. Сетования должника на тяжелую жизненную ситуацию обычно мало влияют на судебное решение, так как даже потеря работы или здоровья не изменяют отношений сторон договора кредитования.

В суд коллекторы подают в случае, если заемщик отказывается от обсуждения перспектив возврата долга, ничего не делает для его погашения. Затягивание должником выплат ведет лишь к нарастанию суммы процентов и штрафов по кредиту. В то время как диалог с коллекторами, продемонстрированное на практике желание погасить долг способны гораздо быстрее привести к уменьшению задолженности благодаря скидкам и прочим мерам поощрения должников.

Если должник проигрывает судебное разбирательство, суд обращает взыскание на его имущество. Судебные приставы получают полномочия, позволяющие им входить в жилище заемщика, доступ к его счетам, недвижимости, транспортным средствам, электронике, исключая лишь минимум необходимого имущества, указанный в законе. Принудительная продажа принесет должнику гораздо меньше денег, чем самостоятельная, сделанная заранее и без спешки. Иногда заемщик пытается срочно переоформить дорогостоящее имущество на родственников, но такие попытки легко обнаруживаются и пресекаются. Если реализованного имущества недостаточно для погашения долга, производится также удержание денежных средств из заработной платы должника. Из других последствий надо отметить испорченную до предела кредитную историю заемщика. Если сумма непогашенной задолженности превышает 30 000 рублей, должника могут не выпустить за границу.

Отзывы должников о коллекторах показывают, что население пока недостаточно ориентируется в правах и обязанностях обеих сторон, плохо представляет все последствия невозврата долга. Порой и коллекторы могут вести себя недобросовестно, проявлять откровенную назойливость, нарушая тем самым закон. Впрочем, сегодня законодательство позволяет быстро и эффективно пресекать такие нарушения. Главное — понимать, какие действия являются противоправными и куда можно обратиться с жалобой. Лучшим для всех вариантом взаимодействия всегда будет конструктивный диалог при строгом соблюдении правовых рамок.

Чистосердечное признание: впечатления от работы в коллекторском агентстве

Молодая девушка, волею судьбы попавшая в коллекторское агентство, поделилась своими впечатлениями и рассказала о методах работы выбивания долгов. Без цензуры, без прикрас. Работа коллектором, как она есть на самом деле.

Три года назад мне довелось поработать на одной из самых ненавидимых должностей. Некоторые ненавидят их даже больше гаишников — коллекторов по взысканию долгов.

Попала в одно из самых известных агентств я случайно. Тогда я находилась в долгом и изнурительном поиске работы, и подруга сказала мне, что недалеко от нашего дома требуются операторы на телефон. Что за компания она не знала, сама туда идти не хотела — она искала работу только в ресторанном бизнесе.

Ну а я что, мне работа нужна любая, тем более опыт работы в колл-центре у меня был, в девятнадцать лет я недолгое время проработала в Единой Справочной Службе.

Я позвонила, меня сразу же в этот день пригласили на собеседование. Стандартное огромное здание бизнес — цента находилось в десяти минутах ходьбы от моего дома, и я удивилась, что раньше не обращала на него внимания. На первом этаже меня встретила длинноногая блондинка — я мигом оробела.

Меня проводили в переговорную и вручили анкету на миллиарде листов — реально, этой стопкой листов можно было убить человека. Минут двадцать я, вся вспотев и выпив всю воду из кулера, отвечала на самые идиотские вопросы, например: «Что вы сделаете, если увидите, что у ребенка упало мороженое?» Отвечала я с юмором, поэтому подчеркнула, что «рассмеялась бы и убежала». Заполнив анкету, я посмотрела сквозь занавешенные жалюзями окна и принялась гадать, куда же я попала.

Дверь открылась, вошел парень — по виду чуть старше меня. Я заулыбалась ему, но он не отвечал на мой заискивающий оскал. Ну и черт с ним.

Он сел напротив меня и спросил: «Вы знаете, чем мы занимаемся?» Я покачала головой, и на меня высыпался град непонятных для меня тогда слов: коллекторское агентство, взыскание, цессия, «би ту си», «би ту би». Сама я кредит не брала ни разу в жизни, для меня все это было далеко и непонятно. Но я сидела и кивала с самым умным видом, работа нужна была позарез. Как мне объяснил руководитель Департамента — это был он — взыскание производится и с физических лиц, и с юридических. Им требовался специалист для работы с физическими.

Его мельком заинтересовала моя работа в колл-центре , но в конце нашей беседы он сказал фразу, которую ненавидят все соискатели:»Мы Вам перезвоним.» В переводе это обычно означает: «Пошла-ка ты, моя дорогая.»

В общем, на удачный исход собеседования я не надеялась, и на следующий день мы с подругой уехали на город бухать и отмечать ее день Рождения.

Я была за рулем, когда у меня зазвонил телефон. Я сунула его подруге — никогда не беру, если звонят с незнакомого номера. Она мило поболтала с кем-то, а потом сообщила мне: «Тебя завтра ждут на обучение в ту шарагу, куда ты вчера каталась. Кстати, прикинь, им нужен дресс-код».

Мы будем делать из вас сволочей…

На следующий день я, красивенькая и чистенькая, вошла в тренинг-зал.

Первой фразой, которую произнесла методист, когда мы расселись вокруг нее:,звучала так: «А сейчас мы будем делать из вас сволочей». Все засмеялись, но она даже не улыбнулась. Как оказалось, она совсем не шутила.

Пять дней нас учили моральному прессингу, нас учили, как угрожать жизни и здоровью — завуалированно, на случай если должник сообщит в полицию. К концу пятого дня из тридцати человек осталась ровно половина. Мы сдали тест — нам сказали приступать на следующий день, с семи утра. К концу последнего дня обучения мы были твердо уверены — должники — зло, должники не люди, опухоль на теле общества и их необходимо уничтожать. Пусть даже всего лишь морально.

Первый рабочий день начался в семь утра. Я была злая и умирающая от недосыпа и, слушая нашего новоявленного руководителя, у меня было желание зареветь и убежать домой. Первые три дня звонить нам не давали, а водили по разным этажам и давали слушать разговоры уже заматеревших коллекторов. Как нам рассказали, на пятом этаже обосновалась группа так называемых випов. От их разговоров и дикого ора по коже шли мурашки, а их бонусы за взыскание — начинались от ста тысяч. Взыскивали они ежемесячно по несколько миллионов, и даже руководители групп разговаривали с ними шепотом. Меня посадили к одному из них — учится, фамилия у него была звучная — Тараканов. И глазки у него были, как тараканы — маленькие, злые и черные. Он снял наушники и уставился на меня

— Ты зачем здесь? — спросил он вместо приветствия.

— Ну, потому что работа близко к дому, — честно промямлила я, и он самодовольно хмыкнул.

— А я здесь, чтобы зашибать бабки, — сказал он торжественно и серьезно. — А теперь смотри, как это делается.

Он щелкнул мышкой — начал набираться номер через специальную программу. Через двойные наушники мне было слышно весь разговор, и я услышала, как на другом конце провода ответил мужчина. Заранее перепуганный.

— Мишаня, узнаешь меня? —

На обучении нам говорили, что представляться — обязательно. Видимо, на випов данное правило не распространялось. Тараканов развалился на стуле, хитро подмигнул мне.

— Это снова я. Долг-то отдавать будем, Мишаня?

— Да я…это…не нашел денег…

— Че? Не нашел? Мишаня, ты лично мне пообещал, что деньги будут сегодня, ты понимаешь? Ты понимаешь, что ты мою зарплату уже воровать начал? Мало того, что банк обворовал, так еще и меня обворовываешь? Все, Мишань, готовься. К тебе выехали.

— Я сегодня все опл…

— Я сказал, выехали за тобой! — рявкнул Тараканов, и я подскочила на стуле. Сидящие рядом с удовольствием оторвались от работы — видимо, такие представления устраивались здесь часто. Тараканов чуть сдвинул наушники, сказал в сторону:

— Так, Лех, ты паяльник взял? Утюг с собой?

Его руководитель удовлетворенно кивнул, а коллеги сложились от хохота. Тараканов откровенно забавлялся, но несчастный мужик, как мы потом посмотрели, из какого-то поселка, явно принял его слова за чистую монету. Забегая вперед, скажу, что должники были разными — кто-то перенимал данную манеру разговора и тоже веселился, болтая с нами, обычно те, кто уже перепробовал методы: «пошли на х*й», и т. д. Они отвечали: «Да-да, я жду вас, жопу под паяльник уже приготовил».

Разговором Тараканова я осталась шокирована. Было чувство, что я попала в плохой анекдот про 90-е — паяльник, утюг. Мне снова захотелось сбежать, но мысль о новых бесконечных собеседованиях меня остановила, а горячий кофе, которым нас угостили в перерыве, меня подкупил окончательно. Я осталась.

Коллектив

Группа, кстати, у нас была веселой. Был парень — гей, который до этого работал судебным приставом, типичный, карикатурный гей. Да-да, тот самый п**ор-коллектор 🙂 Но он был душкой, у него всегда можно было позаимствовать лак, если появилась стрелка на колготках, а еще он всегда угощал коллег чем-нибудь вкусненьким. Запомнилась его фраза, сказанная одному должнику, над которой мы долго ржали: «Не «давай», а «давайте», а вообще я никому не даю», сказанная его манерным голосом.

Есть долги, которые банк передает во временное пользование по агентскому договору — по таким «жестить» нам было запрещено, потому что по факту мы вели переговоры от лица банка, а им надо сохранить репутацию. Долги, который банк продавал, назывались долги по цессии, они принадлежали лично агентству, и с этими должниками разрешалось отступать от регламента.

С некоторыми из них переговоры велись уже больше года, и, понятное дело, ни к чему не приводили. Долги у людей были еще пятилетней давности, многие из них уже и думать позабыли про когда-то взятый в кредит холодильник/телефон, и откровенно не понимали о чем идет речь.

Кстати, объясню одну банковскую схему: Вы берете кредит и добросовестно его выплачиваете. Остается последний платеж — Вы облегченно вздыхаете, погашая его. Но бывает так, что на счету остался микроскопический долг — рублей десять, например, банкомат взял комиссию.

Банк, которому вы выплачиваете кредит никогда об этом вас не оповестит, а на эту крошечную сумму будут продолжать начисляться штрафы и пенни, которые через года три достигают почти половины выплаченной вами суммы кредита. Поэтому, если вы закрыли кредит — пишите заявление, чтобы вам выдавали справку о полном погашении долга, чтобы потом ткнуть ее под нос вот таким взыскателям.

Уже после моей работы там моя мама тоже наконец закрыла свой кредит, и я, подобно Церберу, следила, чтобы справка была выдана. Вообще, работа там начисто отбила любую охоту к кредитам, когда однажды просто закончились все деньги, а до зарплаты было далеко, я продала свой телефон. Подруга говорит, ну и дура, вон я до зарплаты всегда микрозаймы оформляю и норм. Ну на**р, честно.

Должников было действительно жаль…

Должники, как я говорила, были разными. Некоторые были реально в сложной ситуации, некоторых мне было правда жаль.
У меня язык не повернулся что-то говорить про деньги маме должника, у которого умерла маленькая дочка, и он потерял работу. Я что-то промямлила и положила трубку. Кстати, взыскивать, как это умели коллекторы, я так и научилась, за что меня постоянно дрючила наш руководитель. Потом меня перевели в другой отдел, где была только работа с документами — об этом позднее.

Однажды я позвонила мужику, говорю: «Вы Евгений Петрович?» Он говорит: «Да, это я, но я умер и денег не отдам».

— Чего? — не врубилась я.

— А вы посмотрите в документах. Там мое свидетельство о смерти.

Открываю вкладку с его документами: реально, свидетельство о смерти должника. Я не нашла ничего глупее, чем спросить:

— Платить будете?

— А как я заплачу, я же мертвый? — резонно спросил он, и мне стало и смешно, и жутко. На этого человека я попадала еще много раз за время работы, и он то прикидывался мертвым, то говорил, что он брат должника, а должник уехал. В комментариях от коллег были одни недоумевающие фразы «должник умер, но разговаривает».

Кстати, в комментариях нам запрещалось писать, например, что должник пьян или псих, так как для этого нужно медицинское освидетельствование.

Один раз я наткнулась на комментарий: «должник просто м**ак», хотя говорили, что этого специалиста потом нехило взд**чили. Хотя должник реально был м**ак. Были и такие. Это были те, кто брал кредит и просто забивал на него, уверенный в своей полнейшей безнаказанности.

«Не хочу и не плачу» говорили они, и других аргументов у них не было. Обычно с такими мучились меньше всех — меньше года, и передавали документы в суд.

О способах морального прессинга: мы шли на все. Например, разговор с многодетной должницей:

— Вы платить-то будете? Долги за кредит у вас висят.

— Какой кредит? — орет уже в конец зае**нная женщина, не подозревая о подвохе. — Я работу потеряла, мне даже детей кормить нечем!

— А вы знаете, что у нас разговоры записываются? — вкрадчиво интересуется коллектор. — Детей нечем кормить? Разговор послушают в органах опеки. Пусть решают, оставить вам детей или нет.

Женщина совершенно теряется.

— Я не то хотела сказать…

Или мужчина:

— Да вы знаете, где я работаю?

В месте работы указано, что работает в органах.

— Дорожите работой? Ну тогда вашему вышестоящему руководителю будет интересно узнать, что у него в подчинении недобросовестный человек. Вы позорите честь мундира.

Нас учили искать максимально слабые места должников. Дети? Давить на детей. Пожилые родители? Давить на родителей.

Скрытая угроза жизни и здоровью выглядела так: «А вы не боитесь из дома выходить? Скользко на улице, можете подскользнуться и ногу сломать».

Одна девочка из нашей группы, которую прислали из випов, пользовалась одним и тем же приемом: «В окно выгляни, недочеловек. Видишь, машина черная стоит? Это за тобой. Вышел и сел туда, разговаривать с тобой будут».

Я замечала, что лучше всего морально уничтожали должников те, кто выглядел, как зачмыренный пятиклассник. Был парень по фамилии Хрущев, щупленький, маленький блондинчик с наивным взглядом синих глаз, и вечно испуганным видом, но с очень низким голосом. И вот этим голосом он рычал в трубку: «На коленях передо мной будешь прощение выпрашивать, понял, ты, ссанина. На коленях, я сказал!»

Долгов он взыскивал по полтора миллиона ежемесячно, но если бы кто из его собеседников его увидел, ему б просто плюнули в лицо.
Но таких было немного.

Психологически иногда было невыносимо. Однажды я слушала разговор лучшего из нашей группы, и, когда он потребовал к телефону должника, плачущая женщина сказала:

— Вы уроды, это мой сын, он повесился вчера из-за ваших звонков! У нас поминки в квартире!

— Значит, должник умер? — ничуть не смутился коллега. — А вы знаете, что теперь долг будете выплачивать вы?

Взыскивать с родственников, а тем более соседей — незаконно, но это мало кого-то волновало. Был парень, который умудрился добиться того, чтобы долг заплатил бывший коллега должника, который внес эти дурацкие три тысячи, только для того, чтобы от него отвязались. Как его телефон попал в базу — отдельная история.

Приступив к работе, мы все подписали договор о полной секретности наших должностных обязанностей. Нам было запрещено рассказывать малейшие мелочи о работе даже родственникам, и требовали обязательно снимать с шеи пропуска с названием агентства. Один раз мы, нашей дружной группой, пошли после смены в кафе, отметить пятницу. Был вечер, все шло прекрасно, и тут к одному из наших парней подошел слегка подвыпивший мужик:

— Ты, что ли, тварь мне названивал сегодня?

Парень опустил взгляд и побелел: пропуск он забыл снять.

Получить в лицо он успел только один раз — мужика увели друзья, и ушли мы. Это был единственный случай физического воздействия на одного из нас) Обычно должники любили угрожать по телефону — и если у нас угрозы были косвенные, у них самые что ни на есть прямые. Большинство людей были уверены в полной безнаказанности — они орали, что вырежут всю семью, орали и матерились так, что покраснел бы и бухой грузчик. Я уверена, что когда они брали кредит, они явно были повежливей.

Один из бывших судебных приставов рассказывал, как однажды, на прошлой работе, они пришли описывать и забирать к должнику машину. Женщина-должница вынесла зимой абсолютно голого годовалого ребенка и усадила задницей на капот:

— Вот, — сказала она. — С ним вы машину не заберете.

Люди шли на все, чтобы только не отдавать кредит. Один мужчина натурально рыдал в трубку, просил подождать еще хотя бы пару дней, он только сегодня похоронил мать.

На следующий день мне снова выпал его номер: трубку взяла женщина.

— Я его мать, что он опять натворил? — устало сказала она.

Я на секунду онемела, потом произнесла:

— А вы в курсе, что ваш сын вас только вчера похоронил?

Она помолчала, потом рявкнула:

-Меня этот урод похоронил, когда только родился, — и бросила трубку.

А банки что?

На всем протяжении моей работы я злилась только на банки, которые раздавали кредиты всем подряд. Одна женщина орала:

— Да у этого придурка даже в паспорте написано, кредит не выдавать. Нах**на вы ему дали?

Я открыла документы должника, реально, фраза: «Кредит не давать!» была написана огромными буквами на странице прописки.

Было много таких. Безработных, больных, психически ненормальных людей — с долгами на астрономические суммы. Потом мне рассказали, что у кредитных специалистов свой план (в этом я сама убедилась, когда ушла работать в банк на выдачу кредитов), и они хоть бомжу с улицы готовы вручить договор.

Послать коллекторов на х*й, если вдруг звонят не по адресу — нельзя. Если ты послал их, значит, злишься, следовательно, что-то скрываешь — логика примерно такая, и они будут звонить снова, и снова., доводя человека до белого каления. Потому что если довести — человек может сболтнуть лишнее.

Один мужчина целую неделю вежливо отвечать, что нет, таких не знает, и когда его номер уже собрались удалять из базы и сделали контрольный звонок — он заорал: «Да он тут не живет давно, что вы все названиваете?!» Это оказался отец должника, номер был восстановлен и коллекторы снова вцепились в него, словно питбули.

Мы любили вежливость. Если мне отвечали вежливо, я сразу ставила номер на удаление, пусть это хоть сам должник будет, главное, что он был вежливый.

От коллекторов нельзя сбегать и прятаться — найдут, отыщут номера соседей, бабушки, мамы, коллеги — будут звонить на работу. Выездные коллекторы будут мелко пакостить — например, у нас по подъезду должника расклеивали его фото с надписями «Рядом с вами живет вор». Законно — не законно, всем было насрать. Агентству нужны были его деньги, и почти всегда они их получали.
Поэтому есть только один совет — никогда не пытаться наебать банк, никогда не скрываться от банков, не думать, а, один платеж пропустил и гори все огнем, авось пронесет. Не пронесет. И дай боже, чтобы банк просто подал в суд, потому что максимум, что он может присудить — выплату небольшими частями. Если же ваш долг у коллекторов — дело абсолютная дрянь. С банком всегда можно договориться, почти всем моим знакомым банк шел навстречу, если они писали заявление на реструктуризацию долга.

Скрываться от банков — это как тыкать горящей палкой в морду дракона.

Мои взыскания не превышали за месяц ста тысяч — это очень мало. За такое у нас увольняли. Не приносишь денег — катись на все стороны. Но мне безумно повезло с руководителем, она предложила мне перейти в другой отдел, где не было никаких взысканий, только бумажки и компьютер.

А потом пришло новое руководство и обязало взыскивать всех — и наш отдел тоже. Ушла я после одного случая.

Я разбирала документы одного должника — это была история болезни одного молодого парня. В следствии несчастного случая на работе он почти полностью ослеп, и слепота прогрессировала. С его работой шло долгое разбирательство, шло разбирательство с банком и коллекторами — и в этот момент он мне позвонил.

Я оплатил пятьсот рублей. — вымученно сказал он. — Я больше пока не могу, но я не скрываюсь, это мой новый номер, кстати. Я буду платить, только не звоните мне сами. Понимаете, я сейчас почти ослеп. Вот сейчас на телефон смотрю и не вижу его.

Нас учили, что должники прикидываются больными, беспомощными, безденежными — а на самом деле спят на золотых горах, спят и видят, как обманывают очередной банк. Но я разговаривала с ним, а в руках у меня была гора его документов: офтальмологические обследования, больничная выписка, копия медицинской карты. Я смотрела на них и молчала.

— Я почти уже ничего не вижу…

После разговора я поставила перерыв, пошла в кабинет к руководителю отдела и написала заявление. Отпустили меня в тот же день.

Рассказ получился нужный и сумбурный, но это было три года назад, и я вспоминала некоторые моменты будто вспышками и отрывисто.

У работы там оказался один большой плюс — в новом отделе я встретила мужа. Сейчас воспитываем общего маленького сына, но это так, отступление.

Потом представительство данного агентства в Москве закрылось. Всех или уволили, или перевели в другой город. Со многими бывшими коллегами общаемся до сих пор — все сменили сферу деятельности, никто не стал продолжать заниматься взысканием чужих долгов. У каждого нашлось занятие поинтересней.

Вот такой был опыт работы…хороший, плохой…мне безумно нравился наш коллектив. Когда я смотрела на своих коллег в курилке — молодых, веселых, простых — мне не верилось, что они могли так преображаться, когда садились за телефон.

Спасибо за внимание всем. Я не юрист, я кондитер, и прошу простить меня за полнейшую юридическую безграмотность.

Следить за изменениями курсов доллара и евро в режиме реального времени удобнее всего на графике курсов онлайн, на котором вся динамика за день представлена максимально наглядно.

— С вами приятно иметь дело, Евгений Петрович.

— Всегда рад, — улыбнулся чиновник, убирая пухлый конверт и нажимая кнопку вызова, — Алена, проводите гостя.

Дело сделано, впереди отпуск, чистое море, шикарный отель. Он подошел к окну и с наслаждением закурил, представляя как незабываемо отдохнет с молодой красавицей, а там …

Почувствовав легкий укол в сердце, Евгений Петрович замер. Опять. Спасительные таблетки лежали рядом с ежедневником. Повернувшись, чиновник осторожно шагнул к столу и … рухнул.

***

— Заходи, Старатель.

Чиновник растерянно огляделся. Скромный кабинет. Стул в центре и кресло, в котором сидел бледный мужчина в сером костюме немного старомодного покроя.

— Где я?

— Присаживайся, — хозяин кабинета небрежно кивнул головой перед собой.

— Спасибо, — мужчина осторожно опустился на стул и взял протянутую пачку.

— Кури, твои любимые, здесь это разрешено. Ты хорошо поработал, Старатель.

Жадно затянувшись, Евгений Петрович посмотрел на собеседника:

— Простите, с кем имею…

— Зови меня Бригадир или Куратор.

— Я умер?

— Да, и ты здесь, — хозяин кабинета махнул рукой, — потому что так решил Он.

Евгений Петрович с удивлением посмотрел на ставшую прозрачной стену, за которой лениво перекатывались черные волны бескрайнего океана. От них веяло жуткой тоской и невыносимой болью, а каждый всплеск отзывался в голове отчаянием, страхом и безысходностью.

— Резервуар, — пояснил Куратор, — повторюсь, ты славно поработал.

Чиновник растерянно перевел взгляд на мужчину и пожал плечами:

— Я все равно не понимаю…

— В кабинет, — перебил Бригадир, — попадают лишь избранные, отмеченные за особые заслуги Старатели. Мы встречаем…

— Мы?

— Обслуживающий персонал Резервуара, — терпеливо пояснил мужчина и повторил, — мы встречаем и рассказываем о том, что вас ожидает.

— А затем? – по спине пробежали мурашки, вызвав неприятный холодок.

Евгений Петрович поежился.

— Провожаем к берегу, — неожиданно усмехнулся Куратор, — ты готов узнать свое будущее?

— Да, — шумно сглотнул чиновник и, справившись с дрожью, прикурил новую сигарету.

— Представь огромный дом. После трудного дня его обитатели возвращаются в квартиры и принимают душ. Мутная вода собирается очистной системой, где фильтруется и возвращается обратно. А грязь остается. И так изо дня в день, из года в год.

— Пока не наступает момент, и резервуар не заполнится, — догадался Евгений Петрович.

— Нет, — Бригадир поднял руку, — грязь используется для других целей, и её нужно много, очень много. Но об этом позже. Как вымытое тело дает ощущение чистоты и опрятности, так и незапятнанная душа позволяет легко и свободно дышать. Но чем она грязнее, тем сложнее наполнить легкие воздухом.

Чиновник поперхнулся дымом и закашлялся.

— Поэтому вода нужна душе так же, как и телу, — не обращая внимания на собеседника, продолжал Куратор, — кому-то — раз в неделю, кому-то – в месяц, в год, а некоторым и того реже. Это Наполнители. Их грехи незначительны, совершены по глупости, незнанию и не имеют тяжелых последствий. А вот тех, кто вынужден намыливать душу раз за разом, чтобы не задохнуться, мы называем Старатели. Воры, убийцы, насильники и подонки всех мастей…

— Но …, — попробовал возразить Евгений Петрович

— Нечистые на руку дельцы и политики, список бесконечен, — закончил Бригадир, — их грязь заполняет Резервуар, стекая по трубе. Вот она, эта труба.

Раздался еле слышный щелчок, и изображение за стеной стало другим.

Из огромного жерла бурлящим потоком лилась черная маслянистая жидкость. Как завороженный, Евгений Петрович смотрел на фантасмагорические картины, рождаемые грязью.

Они сменяли друг друга, будто слайды, повинуясь желанию докладчика.

Щелк. Девушку настигает возбужденно сопящий насильник. Щелк. Старушка, у которой украли кошелек. Щелк. Роспись в зачетке и исчезающая купюра. Щелк. Троекратный залп над могилой паренька, чьим-то решением отправленного погибать во имя непонятных идеалов.

С каждым выстрелом почетного караула холодная рука все сильнее сжимала сердце, стремясь вырвать его из тяжело дышащей груди. С каждым стоном насилуемой девушки тело накрывало волной ужаса, боли и стыда, с каждой слезинкой старухи…

— Пожалуйста, — с трудом прошептал Евгений Петрович, — но…

Бригадир кивнул, и труба исчезла, а за стеной опять лениво перекатывались волны.

— Ты хотел что-то сказать?

— Я не совершал таких преступлений, — несмело возразил чиновник.

— Уверен? — криво улыбнулся Куратор, — вспомни ремонт детского сада. На бумаге. А дорога? А наркотики сына? Его не посадили только потому…

— Хватит, прошу, — опустил голову мужчина.

— Ты не убивал и не насиловал, но и без этого грехов хватило на то, чтобы грязь текла рекой, поэтому с некоторого момента твоя карьера круто пошла вверх. Заметил?

— Да, — кивнул Евгений Петрович.

— Это был знак отличия. Тебя оценили. Резервуар всегда помогает избранным.

— Тогда почему я здесь? За мои заслуги…

— Щедро заплачено, — перебил Куратор, — власть, деньги, женщины. Все, о чем можно только мечтать.

— А моя …

— Резервуар вознаграждает при жизни, но не может её продлить. Взгляни на стену еще раз.

Евгений Петрович повернулся и несколько минут внимательно смотрел, как от черной поверхности изредка, с еле слышным вздохом, отрывались облака пара, решительно устремлявшиеся вверх.

— Прощение Наполнителя, — ответил на безмолвный вопрос Куратор, — за раскаяние, за поступки, за стремление не повторять ошибок. Возможно, к концу жизни в Резервуаре не останется ни капли его грязи. И тогда он не узнает, что есть Маяк.

— Маяк? – удивленно переспросил бывший чиновник.

— Ты его сейчас увидишь, Старатель, время пришло.

По мановению руки Бригадира стена отодвинулась, выпустив собеседников наружу. Вдохнув полной грудью, Евгений Петрович закашлялся. Воздух был затхлым, густым и наполненным апатией, безысходностью, чувством вины. Перед глазами проносились картины из жизни. Первая учительница, первая любовь, первое повышение, первая подпись и скромный конверт.

— Добро пожаловать в ад, — прервал воспоминания Куратор, — и с началом пути, Старатель.

Бывший чиновник с недоумением осмотрелся:

— А как же огонь, муки?

— Черти и сковородки, крики истязаемых душ, — усмехнулся Бригадир, — картины страдающих грешников нужны, чтобы уберечь от ошибок и предостеречь. А что ждет на самом деле, узнают только попавшие сюда. Вот они, Старатели.

У Резервуара сидели тысячи людей. Мужчины и древние старухи, женщины и подростки, девушки и старики. В старомодных платьях и в рыцарских доспехах, в изношенных рубищах и в сияющих золотом мантиях, в чалмах и в набедренных повязках, в сшитых на заказ костюмах и в безразмерных футболках.

Здесь были все: и нищие, убившие случайных путников ради куска хлеба, и короли, отправлявшие на смерть тысячи воинов ради новых земель, и убежденные атеисты, и фанатично верующие, и неграмотные, и великие ученые.

Недосягаемые друг для друга в жизни, сейчас они сидели рядом, устремив немигающие взгляды на островок света, гордо сияющий среди бескрайней черноты и отбрасывающий блики на слезы, текущие из сотен тысяч глаз.

— Маяк – это Прощение, конец пути, — услышал Евгений Петрович голос Куратора, — кому-то достаточно сделать несколько шагов, едва замочив ноги, а кто-то будет плыть сотню метров. Но Прощение есть. И его можно увидеть с берега. Достаточно встать и войти в Резервуар. Каждый решает сам, идти или нет.

— Но почему они сидят?

— Боятся. Легко решать судьбу других, и тяжело – свою. Кто-то и не пытался войти, а кто-то входил и в ужасе возвращался обратно. Никто не знает, что именно ему покажет Резервуар. Это его право и воля. Видишь?

Куратор показал на облако пара, взметнувшееся рядом с Маяком.

— Прощенный. Его грязь исчезла, он добрался до света и искупил вину.

— Кажется, я понял, — Евгений Петрович остановился, пораженный догадкой, — если все дойдут к Маяку здесь и перестанут грешить там, Резервуар пересохнет?

— Да, — кивнул Бригадир.

— Значит, ад…

— Создали вы. Дом был сдан с чистыми квартирами, покрашенными стенами и пустой канализацией. А заполнять её грязью или нет – выбор жильцов. Твое время наступило, решай сам, сидеть или идти. Прощай, Старатель.

***

Евгений Петрович быстрым шагом направился к океану, который распахнул объятия волнами страха и отчаяния. Перед глазами стояли жуткие картины предстоящих мук, способные вызвать истерику даже у камня.

Но, помня недавний разговор, мужчина решительно выдохнул и ступил в черную бездну…

***

— Отпустите меня!

Женька, вытирая слезы, смотрел, как четверо ухмыляющихся янычар, разведя в стороны руки и ноги женщины, старательно привязывали их к вбитым в землю кольям.

— Нет!

Под громкий хохот затрещала разрываемая ткань.

— Мама!

Его заметили и со смехом за ноги вытащили из кустов.

— Смотри, — чья-то рука крепко схватила за волосы и подняла голову ребенка так, чтобы он увидел …

… Очередь не имела конца. Женька уже давно оглох от стонов и проклятий. Он хотел закрыть глаза, но веки словно окаменели, заставляя смотреть, как истерзанная мать извивается под очередным любителем белого женского тела. А янычары все подходили и подходили.

Пятнадцатый, … двадцать шестой, …тридцатый.

— Сороковой, — мама подняла голову и выплюнула слова прямо в лицо, — это ты виноват.

Её глаза почернели, а изо рта вперемешку с пеной и кровью летели проклятия:

— Я расплачиваюсь за твои грехи. Это ты, виноват, ты, ты!!!!!!!!!!!!!

***

Вздрагивая и икая, он с облегчением почувствовал под ногами берег. По черной глади с презрением мелькнула легкая рябь, подарив напоследок видение безжизненного тела матери, сброшенного в выгребную яму.

С трудом уняв дрожь, Евгений Петрович посмотрел на манящий свет вдалеке. Казалось, стоит протянуть руку, и ты почувствуешь холод ступеней, по которым в мгновение ока взлетишь наверх, к Прощению.

Оно совсем рядом, достаточно сделать шаг. Вперед. В океан.

Бывший чиновник, зажмурившись, поднял ногу…

***

— Ты, виноват, ты, ты!!!!!!!!!!!!!

***

Евгений Петрович в ужасе отпрыгнул обратно.

«Ты сможешь, ты сможешь. Ну же, давай. Прощение близко. Еще раз. Вперед».

Шаг. Второй. Третий. Лишь по колено.

«Ты справишься».

— Я расплачиваюсь за твои грехи. Это ты, виноват, ты, ты!!!!!!!!!!!!!

***

Трясясь, он с остервенением отряхивал мокрые ноги. Нет, только не это. Лучше оставаться здесь, на берегу. Бывший чиновник в изнеможении сел и заплакал, как и тысячи других рядом.

Андрей Авдей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *