О любви и дружбе отзывы

Выйти из френд-зоны: как перевести дружеские отношения в романтические

Трансформировать дружеские отношения в романтические — на первый взгляд, не такая уж сложная задача. Потенциальный возлюбленный всегда в поле вашего зрения, на правах «друга и соратника» вы вхожи в его жизнь и личное пространство, лучше всех о привычках, интересах и пристрастиях «объекта» осведомлены. Вы даже знаете, какой тип женщин заставляет сильнее биться его сердце, а кто оставляет его совершенно равнодушным. Казалось бы, иди и бери голыми руками! На самом же деле, по мнению психологов, все не так просто. «Мужчины по своей сути — завоеватели, и легкая добыча в лице старого друга противоположного пола для них не так уж интересна, — говорит психолог Ирина Тугарина. — С другой стороны, ваш партнер все равно оценивает вас как девушку, это природа! И для того чтобы возникло влечение романтического характера, должно быть притяжение. Если его нет хотя бы в малой доле с самого начала знакомства, вряд ли оно появится ни с того ни с сего. Для этого женщина должна поменять стиль взаимоотношений и измениться сама».

Как выйти из френд-зоны

Проще всего поменять статус «свой парень» на «дама сердца», когда сами обстоятельства благоприятствуют задуманному. Например, вы точно знаете, что в данный момент друг свободен, ну или, по крайней мере, в состоянии ссоры со своей пассией. В противном случае, вам еще и с соперницей придется бороться. Не стоит особенно рассчитывать на успех (особенно мгновенный) и тогда, когда партнер с головой погружен во что-то по-настоящему для него важное: открывает свой бизнес, готовится к ответственным соревнованиям, сдает проект, и т.п. Не торопите события, дождитесь, пока объект вашей страсти будет расположен к романтическим приключениям. А дождавшись, действуйте!

Увеличьте дистанцию

Постарайтесь отдалиться от него. Если вы привыкли многое делать сообща — обедать, ходить в фитнес-клуб, играть в компьютерные игры, готовиться к лекциям, если вас связывают общие интересы и хобби, сократите время, проводимое вместе, по крайней мере, вдвое. Если вы всегда проявляли искреннюю заинтересованность в делах партнера, прекратите это делать, не бросайтесь к нему по первому зову. Когда вы всегда в зоне доступа, ваше присутствие воспринимается как норма, как что-то само собой разумеющееся. И в итоге обесценивается. Дайте потенциальному возлюбленному понять, что статус «боевой подруги» вас больше не устраивает, вы намерены вывести отношения на новый уровень. Кроме всего прочего, потеряв вас из поля зрения, друг забеспокоится и начнет скучать. Это увеличит его заинтересованность в вас и вполне вероятно заставит взглянуть другими глазами.

Повысьте собственную значимость

У вас будет гораздо больше шансов покинуть френд-зону, если ваш друг увидит, что вы пользуетесь успехом у мужчин. Поэтому ни в коем случае не замыкайтесь на своем спутнике, а заводите поклонников, флиртуйте. Подойдите к делу креативно. «Устраивайте инсценировки, — говорит семейный психолог Ольга Тунцова. — Попросите, например, симпатичного приятеля встретить вас где-нибудь с букетом цветов, подвезти на машине и т.п. Сценарий “спектакля” зависит исключительно от вашей фантазии. Главное, чтобы действие развивалось в присутствии “объекта”. Ведь дух соперничества в мужчинах очень силен. Если же несмотря на все старания, ваш друг остается равнодушным, значит, он действительно видит в вас “своего парня”. И только! Увы, но в таком случае вероятность стать для него чем-то большим стремится к нулю. Подумайте, стоит ли продолжать отношения с несостоявшимся возлюбленным, много ли вам будет радости от такой дружбы».

Просите о помощи

Дайте своему другу возможность увидеть в вас не приятеля противоположного пола, а слабую женщину, нуждающуюся в защите, покровительстве и заботе. Чаще обращайтесь к нему за помощью, а не спешите предлагать ее сами. Просите помочь, даже если вы сами можете сделать в тысячу раз лучше. «Доказано, что люди больше ценят отношения, в которые вкладываются, а не те, где заботятся о них самих, — говорит Ольга Тунцова. — Чем больше ваш друг станет инвестировать в вас времени, сил, средств, тем сильнее будет эмоционально к вам привязан. В свою очередь, получив поддержку, не забудьте благодарить партнера, не скупясь при этом на комплименты. Говорите, какой он умный, сильный, догадливый, в общем самый-самый. И что бы вы без него делали. Не лишним будет и телесный контакт. Не стесняйтесь обнять, погладить, взять за руку». Если вы идете куда-то вместе со своим спутником, ведите себя как его девушка, а не просто «друг и товарищ». Дайте возможность поухаживать за вами — открыть дверь, подвинуть стул, помочь надеть пальто.

Самый важный шаг: как перейти от дружбы к любви

Звание друга очень почетно, но как быть, если к парню, который вас и за девушку не считает, у вас возникают романтические чувства?

Нет ничего катастрофического в такой ситуации, ведь самые крепкие пары образуются лишь там, где парень и девушка являются настоящими друзьями: разделяют убеждения друг друга, чувствуют, когда нужно подставить плечо и не требуют ничего взамен. Единственное, что сейчас важно — как перейти от дружбы к любви.

Избавьтесь от зависимости

Подумайте, действительно ли вы любите друга, или это просто от того, что слишком сконцентрировались на отношениях. Это раньше, читая любовный роман, вы горячо болели за то, чтобы герои обязательно влюбились друг в друга. Такое представление очень сильно влияет на ваши отношения.

Стоит ли идти до конца, чтобы добиться своего и стать любимой? Может, вы будете гораздо счастливее с другим мужчиной, а сейчас вами руководят стереотипы. Если у парня есть девушка, вполне вероятно, что в вас говорит чисто дружеская ревность и вы хотите привлечь к себе внимание. Словом, разберитесь в истинных причинах того, что вы хотите непременно быть с ним.

Меньше говорите о своих проблемах

Не нужно закрываться от него, но и показывать, как много у вас неприятностей тоже не надо. С вами должно быть легко и приятно. Наложите табу на то, чтобы делиться с ним своими любовными похождениями. Если раньше вы часто просили у него совета по подобному поводу, теперь надо забыть. Вы же теперь рассматриваете его как потенциального партнера, пребывай он сейчас в таком статусе, слушать о ваших похождениях было бы неприятно. К тому же, видя вас с другим человеком, он не воспримет свою подругу как сексуальный объект. Вам же не нужно, чтобы он видел в вас сестру.

Отстранитесь на время

Все, что вы знаете друг о друге, ваша взаимопомощь и поддержка никогда не забудутся, поэтому не бойтесь на время исчезнуть из его жизни. Ему надо отвыкнуть от мысли, что вы его подруга. Когда вернетесь вновь в его жизнь, он посмотрит на вас по-новому. Разумеется, вы должны быть сексуальны и сногсшибательны.

Если вы уверены, что другие мужчины посчитают себя счастливыми, если удастся провести вечер с такой потрясающей женщиной, вы готовы к следующему шагу — новой встрече после долгой разлуки. Ведите себя как девушка, а не рубаха-парень, такие перемены не могут пройти незамеченными. Не навязывайтесь ему и не принимайтесь вспоминать прошлое.

Теперь у вас впереди нечто гораздо большее, чем дружба, не стоит тянуть их назад. Не замахивайтесь сразу на то, чтобы стать мужем и женой и жить долго и счастливо. Разматывайте клубок романтических отношений очень медленно, смакуя каждый день в желанном статусе единственной и желанной.

olga_sorokina

Продюсерский центр «Театромания» я люблю давно.
Целое жемчужное ожерелье сильных и ярких спектаклей.
И теперь в моей копилке ещё один их спектакль.
«О любви и дружбе»

За основу были взяты три пьесы известных драматургов: Людмилы Петрушевской, Семёна Злотникова, Евгения Гришковца.
Безусловно, центром всего спектакля и его кульминацией является часть, в основе которой пьеса Семёна Злотникова «Пришёл мужчина к женщине». Культовая вещь 80-х до сир пор притягивает зрителя не только своим юмором, но и своей актуальностью.
Но создатели спектакля «О любви и дружбе» постарались максимально расширить рамки отношений, заданные этой пьесой, и пошли дальше.
Так в первой части зрителю предлагается вариант мужской дружбы и соседства, попутно захватывающий и семейные отношения. Ибо оба героя имеют опыт жизни в браке. Посиделки на крохотной кухне, «стреляние» пятёрки до зарплаты и судьбы большие и маленькие, такие похожие и такие разные. В общем, Гришковец какой он есть.
Во второй предлагается прожить вместе с молодоженами первые дни их совместной жизни. А жизнь эта мало того, что постепенно приобретает очертания треугольника жена-муж-свекровь, так и вообще, постоянно вынуждает задавать себе вопрос: а почему и зачем я рядом с этим человеком? Неокрепшие души, не до конца сформированные жизненные ценности, штампы и стереотипы, регулярно загоняют в тупик, выбраться из которого непросто.
Следить за развитием сюжета любопытно, особенно, когда узнаешь вдруг знакомые ситуации или интонации. А знакомое найдётся у каждого «рождённого в СССР». И в центре, конечно, женщина. Её переживания, её попытки осмыслить, предугадать и направить ситуацию в русло, нужное ей.
И мне, зрителю, наблюдавшему на происходившим на сцене, хотелось сразу двух вещей: настучать по голове «глупой» героине, чтоб срочно и навсегда перестала разрушать свою жизнь и любовь из-за мелочей, и отыскать прозу Людмилы Петрушевской, чтоб погрузиться в этот непостижимым образом влекущий и затягивающий мир.
Ну, а в третьей части любовь во всей красе. Очень, очень было любопытно наблюдать за Диной Фёдоровной от Ирины Горбачёвой. Тем более, что актриса стойко ассоциировалась у меня с её современными героинями. А тут всё таки советский быт, советское мышление, советские нюансы отношений. Но она справилась блестяще!

Героиня так непосредственна, порывиста и трогательна, что знание сюжета «от корки до корки» мне совершенно не мешало, а в какой-то момент я вообще настолько погрузилась внутрь спектакля, что готова была к любому другому финалу, если бы вдруг режиссёру, а это заслуженный артист России Родион Овчинников, вдруг захотелось что-то изменить.
Сходите в театр!

Ближайший спектакль 28 октября в 19:00
На сцене Театра Модерн, Спартаковская площадь, 9/1 ( метро Бауманская )

Tags: заметки на полях

“О любви и дружбе”: Испытание Гришковцом

Наивный зритель все еще смотрит на театральную сцену как на сакральный источник культуры и искусства. Прикосновение к которому духовно возвышает и воспитывает чувство прекрасного. Не замечая, отказываясь понимать, что современный театр может вообще ничем не отличаться от привокзального ларька с вонючей шаурмой, после которой будешь три дня дристать дизентерией. Сегодняшний театральный зритель должен быть постоянно насторожен и подозрителен как амбарная мышь, обнюхивать каждую афишу как замаскированную ловушку с отравленной приманкой. Нельзя верить никому и ничему – ни вывескам авторитетных театров, ни заслуженным постановщикам, ни, тем более, известным актеришкам. Мне – можно.

Постановками сейчас занимаются прекрасные люди, вообще никому не подконтрольные, находящиеся в полете свободного творчества. Люто ненавидимый всем театральным закулисьем Владимир Мединский попытался было интеллигентно обсудить с мэтрами культуры наведение порядка в черных дырах прожорливых театральных бюджетов, но вместо иронично-сатирических баттлов-каламбуров в стихах Пушкина и Грибоедова, обнаружил перед собой щелкающие крокодильи пасти разъяренных творцов – под рёв сирены Кости Райкина еле успел уйти через окно, бросив через плечо две гранаты.

– Паркуйся прямо под окном. Мотор не глуши. Я сейчас выйду.

Самовыражаются эти прекрасные люди так как им вздумается – у них свое, сугубо личное понимание смысла и способов «творчества». Пошлятина, бездарные кривляния, смакование педерастии, лживые извращения оригинальных смыслов – все это теперь рабочие инструменты авторских перфомансов. Теперь можно всё. Снимать хореографию революционных матросов, насилующих гимназисток. Подчеркнуть декаданс Нины Заречной, напудрив ей ноздри кокаином. МакМерфи будет сидеть в психушке по доносу в КГБ и драть там сошедшую с ума от ревности сестру Ретчед. Ведь искусство должно «удивлять и провоцировать», даже если для этого ему придется насрать вам на коврик под дверью.

– Лоботомия. Только лоботомия.

Творцы сегодня любят драматично махать с афиш рукописями пьес, «запрещенных в СССР» типа «Самоубийцы» Николая Эрдмана, довольно вторичной попыткой копировать слог Михаила Зощенко. «Прометеи», несущие зрителям божественный дар – забракованный грамотной цензурой мусор. Не говоря уже о том, что даже в самом распрекрасном спектакле, в любой момент на сцену может выйти условная «жена табакова» или «дочь захарова» и замешать ложку говна своей бездарности в банку меда постановки – жрите, дорогие зрители, не обляпайтесь.

Оценки имеет право выносить только своя тусовка – тупой зритель все равно до уровня творца не дотягивает, пусть сидит и молча смотрит, никто не собирается ему здесь угождать. Люди сюда не развлекаться должны приходить, а духовно перерождаться в муках, стоически преодолевая скуку и непонимание. Государство должно финансировать эти театральные оргии тоже безропотно – нельзя подступать к Искусству с шаблонами статистики посещаемости или душными моральными нормами – Костя Райкин тут же истошно взвоет про хрупкие души творцов, которые сиволапая цензура топчет тоталитарными сапогами репрессий.

– Не учите нас заниматься Искусством осваивания государственных бюджетов!

Зритель, кстати, тоже вносит свою долю хаоса в этот театральный ад. Откуда-то же берутся все эти люди на соседних креслах, которые каждый раз пугающе безумно ржут над выпученными глазами, плоскими «шутками» и спущенными штанами лицедеев. Пишут потом отзывы – мол, прекрасная комедия, фантастическая игра актеров, всем рекомендую.

В итоге, покупая даже дорогущий билет на расхайпованный рекламой, обласканный театральной тусовкой и восторженными отзывами зрителей спектакль, можно беспомощно столкнуться с ужасом трехчасовой пытки херней без антракта (и, соответственно, без буфета с анастезией!). Как в случае с популярным спектаклем «О любви и дружбе», например. Который состоит из трех мини-пьес разных авторов, представителей (намеренно или случайно они так подобраны – непонятно) принципиально разных драматургических дивизионов.

Вообще, есть три понятные категории востребованных современных отечественных драматургов, если сортировать их грубо и тезисно. Первые – это советские драматурги, работы которых были признаны еще в СССР. Специалисты с отличным образованием, проработанными смыслами и достоверными характерами в своих работах. С умеренным эпатажем уровня психоделического символизма «Ежика в тумане».

Вторые – тоже с советским образованием, но с неудачными попытками творчества, которым не дали хода согласующие комитеты по тем или иным причинам. Этих обожают различные виктюки, падкие на всякую скандальную «необычность». Самого Виктюка «особенный» путь в Искусстве уже довел до страстного творческого союза с Ефимом Шифриным, как мы знаем. А тогда яркой личности еще приходилось крутить вот такие витиеватые фиги в карманах. Отстаивать право на постановки сомнительных пьес так же активно, как недавно поддерживал победу киевского майдана и уголовные шалости Пусси Райот.

– Все что делается через задницу – безумно вдохновляет.

Ну а третий типаж – это постперестроечный треш, когда во времена расцвета «СПИД-инфо» и «Мести Бешеного» драматургами становились вот такие персонажи как сегодняшний богемный суперстар Евгений Гришковец. Феномен успеха Гришковца впечатляет. Разгорячившиеся театралы обмахивают себя программками – культовый, трогательно исповедальный, наивно косноязычный, нестандартно неуклюжий. Как мило бубнит и картавит, какое ощущение незакрепленности живой ткани текста. Какая поразительная простота формы, доступная всем, близкая каждому. Между тем, не нужно быть глубоким знатоком драматургии, чтобы узнать в работах Гришковца основное творческое амплуа автора – душный пиздабол. Тот самый, знакомый многим типаж, который после “два по сто” начинает грузить по любому поводу каким-то бесконечным потоком сознания, который ему самому кажется крайне глубоким, остроумным и оригинальным, но все почему-то отмахиваются от его откровений уже через пять минут – да заткнись ты уже, заебал.

– А мне у вас в театре нравится. Я у вас остаюсь. Драматургом!

Когда вот эти унылые гундосые стендапы стали давать со сцены под видом прорывной драматургии новых форм, многие даже отреагировали с живым интересом – это еще что за говно такое?! Тут возникла путаница – то ли высеры Гришковца это что-то «посконно-народное», недоступное снобам, то ли «искусство не для всех» до которого быдло еще не доросло. В итоге, все вроде как смирились с этим т.н. «творчеством», пьески стали брать в работу прочие постановщики, а сам Гришковец начал считать себя чуть ли продолжателем традиций Бунина в современной литературе.

– Гришковец? Бунина? Зина, убирай, детка, водку!

В итоге, спектакль «О любви и дружбе» получился скомпонован по всем трем указанным категориям. Разогрев публики чудовищной херней от Гришковца, где невыносимое убожество материала актеры пытаются вытянуть выпученными шарами и брызжущими слюнями. Маразматическая история от «запрещенной» диссидентской Петрушевской про высосанную из пальца «проблему», над которой персонажи бьются в бессмысленной истерике 40 минут. И хитовый мейн-ивент по старой доброй советской пьесе Злотникова, написанной как будто специально под фирменный бухой перфоманс гормонального sexy-beast Андрея Мягкова, токсично прущего на Алису Фрейндлих. Где селебрити-харизму дает модная после «Аритмии» Ира Горбачева, где актеры заражают друг друга своим куражом, взвинчивая градус угара до упора, и рвут измученный долгим андеркартом зал просто в клочья и на бис.

– Красное или белое? Или красное. Но можно белое.

То есть, имеются, конечно, и свои жемчужины в репертуарах московских театров. Но, будьте готовы поработать лопатой в куче навоза в их поисках.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *