Боязнь тошноты и рвоты

Борьба с боязнью рвоты

Почти каждому знакомы ужасное состояние тошноты, боязнь рвоты. Многие ищут способы, которые бы могли предотвратить подобное состояние и наладить функции организма. Эта боязнь есть практически у каждого человека, но в некоторых случаях такая фобия считается психическим расстройством. Что делать с такой проблемой, и почему она возникает?

Вомитофобия знакома многим людям

Что такое вомитофобия

Название страха рвоты и тошноты— вомитофобия. Человек боится, что его стошнит в людном месте. У кого-то может случиться сильная истерика и неконтролируемый страх.

Причины фобии

Вомитофобия – это болезнь, которая может проявиться у людей разных возрастов. Чаще всего, боязнь тошноты и рвоты появляется у детей. Она может привести к тому, что они откажутся ходить в детский сад или школу. Если не начать лечить страх тошноты и рвоты, фобия может перерасти в хроническое заболевание. Вомитофобия также может появиться у взрослых людей, которые начали ощущать боязнь после пережитого негативного опыта, например, рвота, вызванная отравлением, на работе. Обеды в кафе и ресторанах останутся в прошлом.

Общение с друзьями может прекратиться. Люди, у которых присутствует фобия тошноты, могут стать замкнутыми. Если фобия тошноты была замечен, необходимо срочно обратиться к психологу.

Признаки страха рвоты

Признаки боязни тошноты могут быть самыми разными. В основном симптомы фобии такие:

  • боятся употреблять продукты, которые могут вызвать тошноту или рвоту;
  • избегают людных мест;
  • тщательно моют продукты перед употреблением;
  • готовят еду только из проверенных продуктов во избежание появления инфекции;
  • имеют склонность к анорексии;
  • верят в суеверия и обряды.

Определение диагноза

Страх вызван тем, что процесс рвоты приводит к негативным последствиям. Оказавшись в подобном неловком состоянии, можно испытать страх унижения.

Причиной может быть кишечное расстройство, смена эмоционального состояния, острое переживание. Важно понять, почему это произошло и как этого впоследствии избежать.

Важно научиться контролировать свои эмоции, стараться не подвергать себя стрессовым ситуациям, выработать уверенность в себе. Люди с высокой самооценкой не боятся унижения, неприятия, позора, они в силах контролировать и эмоциональные, и физиологические процессы своего организма.

Лечение «Зрим в корень»

Как побороть страх тошноты? Психология Юрия Бурлана, рассказывает, что многие фобии – это проявление личности со зрительным вектором в неосуществленном состоянии. Люди зрительные – это люди с эмпатическими качествами. Для них характерны приливы эмоций и взрывной темперамент. Если такие качества не контролировать, то личность обретет много боязней.

Люди, которые имеют страх рвоты и хотят от него избавиться, обладают особой восприимчивостью и впечатлительностью. Методы современной психологии помогут побороть боязнь.

Лечение психологического характера

Поможет побороть страх рвоты когнитивно-поведенческая терапия. Врач научит контролировать эмоции в стрессовых ситуациях, самостоятельно уменьшать тревожность. По окончании лечения можно полностью избавиться от страха рвоты и тошноты.

Когнитивно-поведенческая терапия поможет избавиться от вомитофобии

Боязнь тошноты в людных местах может присутствовать у каждого. Не каждых захочет оказаться в подобной ситуации в окружении близких или малознакомых людей. Что же делать, если боязнь есть? Избавиться от фобии очень просто, необходимо посетить курсы психолога, который назначит необходимую терапию.

Так как страх рвоты, в основном, присутствует у детей, родителям стоит уделять им особое внимание.

Нет. Только не это. Ни за что Как избавиться от боязни тошноты. Отрывок из книги «Век тревожности»

Simone Golob / Corbis / Vida Press

В издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла документальная книга американского журналиста Скотта Стоссела «Век тревожности. Страхи, надежды, неврозы и поиски душевного покоя». Книга рассказывает, что четверть жителей США подвержены разнообразным невротическим расстройствам. «Медуза» публикует отрывок из книги, в котором герой пытается излечиться от эметофобии — боязни тошноты. Как отмечает сам Стоссел, и мы вынуждены согласиться, «если вы тоже страдаете эметофобией (или просто брезгливы), лучше этот текст пропустить».

Выяснив, как выясняли до и после доктора М. остальные мои психотерапевты, что именно в боязни рвоты коренятся остальные мои страхи (например, я боюсь летать на самолете из-за страха, что будет тошнить), доктор М. предложила с этой фобии и начать.

— Резонно, — согласился я.

— Способ лечения только этот, — сказала доктор. — Нужно встретиться со своим страхом в открытую, испытать то, что вас больше всего пугает.

Охо-хо.

— Нужно вызвать у вас рвоту.

Нет. Только не это. Ни за что.

Доктор М. рассказала, что ее коллеге недавно удалось излечить пациентку от эметофобии с помощью рвотного средства — сиропа ипекакуаны. Занимающая ответственную должность пациентка, специально прилетев на лечение из Нью-Йорка, неделю ходила на сеансы в Центр изучения тревожности. Каждый день она принимала выдаваемое медсестрой рвотное, ее рвало, затем она прорабатывала свои ощущения с психотерапевтом — в когнитивно-поведенческой терапии это называется «декатастрофизация». Через неделю она улетела обратно в Нью-Йорк, полностью избавившись, по словам доктора М., от фобии.

Меня это не убедило. Тогда доктор М. показала мне статью в научном журнале, где описывался случай излечения клинической эметофобии.

— Это единичный случай, — заметил я. — 1979 года.

— Были и другие. — Доктор еще раз напомнила мне про пациентку своей коллеги.

— Нет, я не могу.

— Если не хотите, то не надо, — сказала доктор М. — Я не буду вас ни к чему принуждать. Но единственный способ справиться с этой фобией — встретиться с источником страха. А единственный способ с ним встретиться — вызвать рвоту.

Этот диалог повторялся в разных вариациях на протяжении нескольких месяцев. Несмотря на бессмысленность придуманных доктором М. методов воздействия, я ей доверял (она была добрая, милая и умная). Поэтому в один прекрасный осенний день я удивил ее заявлением, что готов рассмотреть этот вариант. Она мягко и обнадеживающе объяснила, как все будет проходить. Для меня зарезервируют лабораторный кабинет наверху, где рядом со мной постоянно будет сама доктор М. и штатная медсестра. Я что-нибудь съем, приму рвотное, вытошню съеденное (и останусь в живых, обещала доктор). А потом мы займемся «когнитивным переструктурированием» моего отношения к рвоте. Я усвою, что бояться тут нечего, и избавлюсь от фобии.

Доктор М. повела меня наверх знакомиться с медсестрой. Сестра Р. показала мне кабинет и объяснила, что принятие рвотного — стандартная процедура при экспозиционной терапии, она лично участвовала не в одном сеансе для бывших (излечившихся!) эметофобов.

— Буквально на прошлой неделе у нас тут был один парень, — припомнила она. — Очень нервничал, но все прошло прекрасно.

Скотт Стоссел

Мы вернулись в кабинет доктора М.

— Хорошо, — сказал я. — Давайте. Наверное…

Следующие несколько недель мы раз за разом назначали сеанс экспозиции, я являлся в назначенный день — и давал задний ход, признаваясь, что не могу. Каково же было изумление доктора М., когда в теплый не по сезону декабрьский четверг я вдруг, придя на обычный сеанс, сказал: «Все. Я готов».

Нам не повезло с самого начала. У сестры Р. кончилось рвотное, поэтому ей пришлось бежать в аптеку, а мне — сидеть лишний час в кабинете доктора М. Потом выяснилось, что верхняя лаборатория занята, поэтому придется проводить процедуру в маленьком общем туалете в подвале. Я на каждом шагу хотел отказаться от сеанса, но не отказывался — наверное, только потому, что никто не отнимал у меня эту возможность.

Дальнейшее повествование представляет собой подредактированный фрагмент как можно более бесстрастного отчета, который я по рекомендации доктора М. писал после процедуры. (Записывать свои впечатления в эмоционально нейтральном ключе — стандартный в таких случаях рецепт предотвращения посттравматического стресса после травмирующего переживания.) Если вы тоже страдаете эметофобией (или просто брезгливы), лучше этот кусок пропустить.

Мы встретились с сестрой Р. в подвальном туалете. После непродолжительного обмена репликами я принял рвотное.

Пройдя точку невозврата, я почувствовал резкое нарастание тревоги. Меня начала бить легкая дрожь. Но я надеялся, что тошнота наступит сразу, меня быстро вырвет и я осознаю, что всю жизнь зря боялся.

Доктор М. прицепила мне на палец датчик пульса и уровня кислорода в крови. Пока мы дожидались приступа тошноты, доктор попросила меня оценить тревожность по шкале от 1 до 10. «Около девяти», — ответил я.

К тому времени меня уже слегка мутило. Ощутив внезапный позыв, я отвернулся к унитазу. Горло сжалось дважды, но рвотные массы не пошли. Я ждал, стоя на полу на коленях, все еще надеясь на скорое завершение. Датчик на пальце мешал, поэтому я его отцепил.

Какое-то время спустя я почувствовал следующий позыв и спазм диафрагмы. Сестра Р. объяснила, что сначала идут «сухие» позывы. Теперь мне отчаянно хотелось, чтобы все уже было позади.

Тошнота накатывала волнами, скручивая, потом отпуская. Каждый раз казалось, что теперь-то уж меня вырвет, я громко рыгал, но ничего не выходило. Несколько раз я чувствовал, как сжимается желудок, выворачивался наизнанку — и опять безрезультатно.

Дальше ощущение времени несколько размывается. При каждом позыве меня бросает в пот, и, когда волна проходит, пот льет с меня ручьями. В какой-то момент я начинаю отключаться и боюсь, рухнув в обморок, захлебнуться рвотой и умереть. На мое заявление, что у меня звенит в голове, сестра Р. говорит, что цвет лица у меня нормальный. Но, по-моему, они с доктором М. слегка встревожены. От этого растет и моя тревога: если они волнуются, то мне уж точно пора впадать в панику. (В то же время где-то в глубине души очень хочется отключиться, пусть даже со смертельным исходом.)

Минут через 40, после всех этих безрезультатных позывов, доктор М. и сестра Р. предлагают принять еще рвотного. Но я побоялся, что вторая доза заставит меня мучиться тошнотой еще дольше: вдруг эти «сухие» позывы растянутся на несколько часов или дней. В какой-то момент надежда на скорую рвоту и быстрое прекращение пытки сменилась мыслями о том, что, пожалуй, правильнее будет воспротивиться действию рвотного и просто подождать, пока тошнота пройдет. Я был обессилен, измучен тошнотой и совершенно жалок. Между позывами я валялся на полу, дрожа всем телом.

Прошло порядочно времени. Сестра Р. и доктор М. убеждали меня принять еще рвотное, но теперь я хотел обойтись без рвоты. Позывов долго не было, и неожиданно сильная волна тошноты застала меня врасплох. Почувствовав, как выворачивается наизнанку желудок, я подумал, что уж теперь-то наверняка. Какое там… Я подавился несколькими вторичными волнами, а потом тошнота заметно ослабла. Тут у меня пробудилась надежда, что пытка все же кончится без рвоты.

Сестра Р. начала сердиться: «Надо же, какой непрошибаемый». (В какой-то момент она спросила с досадой, не потому ли я сопротивляюсь, что хочу растянуть лечение у доктора М. Доктор М. возразила: разумеется, нет, ведь рвотное-то я принял.) В конце концов, через несколько часов после принятия рвотного, сестра Р. ушла, сказав, что впервые видит, чтобы сироп ипекакуаны не подействовал.

Еще какое-то время спустя, после тщетных уговоров доктора М. попытаться «довести сеанс подвергания до конца», мы решили «прекратить попытки». Меня по-прежнему мутило, но уже меньше. Мы побеседовали в кабинете, и я ушел.

По дороге домой я очень боялся, что меня начнет рвать за рулем и я устрою аварию. На светофорах я обмирал от ужаса. Добравшись до дома, я улегся в постель и проспал несколько часов. Когда проснулся, стало лучше, тошнота прошла. Однако ночью мне снились кошмары о том, как меня рвет в подвальном туалете.

На следующее утро я сумел доехать до работы, чтобы присутствовать на собрании, но там меня охватила паника, и пришлось возвращаться домой. Следующие несколько дней я опасался выходить из дома.

Доктор М. позвонила на следующий день: узнать, все ли со мной в порядке. Ей явно было совестно за учиненную надо мной экзекуцию. И хотя это происшествие сильно меня травмировало, доктора мне стало жаль, так ощутимо она переживала. В последних абзацах своего отчета, который до тех пор велся с объективной точностью, я слегка смягчил свои истинные чувства (сеанс провалился с треском, а сестра Р. — дура набитая). «Учитывая мой анамнез, я молодец, что решился принять рвотное. Жаль, что не получилось быстро добиться рвоты. Но процедура в целом меня травмировала, и теперь общий уровень моей тревожности, особенности страх рвоты, стал сильнее, чем до сеанса. Однако испытав, каково это — сопротивляться воздействию рвотного, — я понимаю, что способность избежать тошноты и рвоты у меня достаточно сильна».

Судя по всему, сильнее, чем у доктора М. По ее признанию, после нашей процедуры ей пришлось отменить все вечерние сеансы, поскольку от вида моих рвотных позывов и борьбы с воздействием ипекакуаны ее так затошнило, что она весь вечер провела дома в обнимку с унитазом. Не буду скрывать, ирония происходящего (рвотное принял я, а тошнило в итоге ее) вызвала у меня мстительное удовлетворение, но душевная травма и тревога преобладали. Плоховато у меня получается преодолевать фобии, зато от меня становится дурно терапевтам и их помощникам.

К доктору М. я ходил еще несколько месяцев, мы «проработали» неудавшийся сеанс подвергания, а потом, поскольку обоим хотелось выкинуть это фиаско из памяти, оставили эметофобию в покое и переключились на другие фобии и неврозы, однако эта неудача все равно витала над сеансами мрачной тенью. Мы оба знали, что все кончено.

  • Напишите нам

Эметофобия: как избавиться от боязни рвоты?

Одним из самых малоизвестных страхов является эметофобия. От нее страдают многие люди, хотя большинство из них даже не догадываются о своем расстройстве. Под данным термином подразумевается страх перед рвотой и тошнотой. В момент приближения физиологических состояний человек начинает испытывать сильную панику. Если психическое расстройство, которое проявляется в виде эметофобии, становится запущенным, то человеку не удается контролировать свое поведение в момент активизации страха.

Что представляет собой боязнь рвоты?

Из-за страха возникновения рвоты в людном месте эметофобы избегают посещения торговых центров, кафе

Вомитофобия, которая является аналогом эметофобии, вызывает у человека неподдельный страх при мыслях о тошноте или рвоте. В данном состоянии он начинает паниковать. Чтобы справиться с проблемой, больной начинает принимать лекарственные средства, которые способны блокировать развитие физиологического процесса.

Приступ тошноты неприятен для любого человека. Но только при психическом расстройстве это состояние заставляет сильно нервничать и переживать за свое здоровье.

Из-за фобии больной часто испытывает стресс, с которым ему не под силу справиться. Если не избавиться от страха, то он приведет к развитию панических атак, отрицательно сказывающихся на состоянии нервной системы и всего организма.

Люди, которых тревожит вомитофобия, не способны вести себя рационально, как только поддаются боязни тошноты и рвоты. Страх становится навязчивым. Он не позволяет им вести нормальный образ жизни.

Человеку с таким расстройством крайне сложно находиться в общественных местах. Поэтому посещение магазинов, кафе или торговых центров становится для него настоящим испытанием. Больному кажется, что в многолюдном помещении ему обязательно станет плохо. И никто не сможет помочь справиться с этой проблемой.

Причины

Если у человека в прошлом был приступ тошноты в толпе, в будущем это может стать причиной эметофобии

Психическому заболеванию подвержены люди разных возрастов. В большинстве случаев боязнь рвоты проявляется у маленьких детей. Очень важно, чтобы родители своевременно заметили проблему своего ребенка и приступили к ее лечению.

Специалисты объясняют появление эметофобии наличием у человека негативного опыта в прошлом, который напрямую связан с тошнотой или рвотой. Например, взрослому или ребенку могло стать плохо в толпе людей, был пережит случай сильного пищевого отравления.

Симптомы

Огромное количество людей боится тошноты и рвотных позывов. Название этой фобии уже указывалось в начале статьи. Распознать у конкретного человека данное психическое расстройство, которое имеет серьезные последствия для здоровья, можно по нескольким характерным признакам:

  • Больной старается питаться исключительно дома и только проверенными продуктами, чтобы избежать пищевого отравления.
  • Он с особой тщательностью промывает овощи и фрукты, которые предназначены для употребления в свежем виде.
  • Человек старается задерживать воздух на несколько секунд во время нахождения в общественном месте.
  • Он отказывается от продуктов, которые ассоциируются у него с приступами тошноты.
  • Не исключается развитие у больного первых признаков анорексии.

Подверженные эметофобии люди периодически занимаются лечением различных заболеваний, которые приводят к тошноте и рвоте, хотя в большинстве случаев все эти патологии являются надуманными.

Диагностика

Для постановки диагноза эметофобии используется тест по шкале Йеля-Брауна

Боязнь у человека тошноты и рвоты определяется посредством проведения диагностики. Чтобы психотерапевт мог поставить пациенту правильный диагноз, тот должен пройти тест по шкале Йеля-Брауна. Во время тестирования больному требуется давать ответы на 10 вопросов. За каждый из них насчитываются баллы. Их суммарное количество позволяет определить у человека наличие психического нарушения, которое имеет обсессивно-компульсивный характер.

Как проводится лечение?

Вомитофобия лечится при помощи психотерапии. Лучше всего при расстройстве действует поведенческая и когнитивная терапия. По усмотрению специалиста могут использоваться и другие методики, которые в теории могут улучшить общее состояние пациента.

В отдельных случаях практикуется системный подход к лечению эметофобии, если имеется дисфункциональное окружение пациента.

Психотерапевты могут назначать медикаментозные средства пациентам, не понимающим, как избавиться от вомитофобии.

Профессиональная помощь

Людям, которые боятся рвоты и тошноты (такой страх называется эметофобией), потребуется профессиональная помощь психотерапевта. Консультация специалиста является платной. Ее стоимость начинается от 600 рублей.

Во время работы с пациентом, который рассказывает о своих страхах рвоты и сильной тошноты, врач может использовать различные методики, подавляющие данную боязнь. Речь идет о следующих видах терапии:

  • Гештальтпсихология.
  • Гипноз.
  • Когнитивно-бихевиоральная терапия.
  • Поведенческая терапия.
  • Аутотренинги.

Если психотерапевт смог подобрать адекватную методику для лечения конкретного пациента, то ему удается добиться выздоровления. В противном случае терапия не будет иметь положительного эффекта.

Основа лечения вомитофобии состоит в купировании страха у человека. В особо сложных случаях медики назначают пациентам прием лекарственных препаратов, которые снижают их тревожность и подавляют панические атаки. При фобиях требуется проходить курс лечения транквилизаторами и антидепрессантами. Психотерапевтами обычно назначаются:

Выбор лекарственных средств для лечения психических расстройство требуется доверять исключительно грамотному специалисту.

Самопомощь

Отпускается в аптеке строго по рецепту

Если вомитофобия находится на начальном этапе своего развития, у больного есть шанс справиться с ней самостоятельно. Легкая степень боязни тошноты и рвотных позывов подавляется доступными методами.

В первую очередь человек должен осознать свою проблему и захотеть от нее избавиться. Только так можно победить болезнь и вернуться к нормальной жизни. Рекомендуется изучить информацию о фобии и о способах ее лечения.

Лучше всего в борьбе с боязнью тошноты и рвоты использовать медитацию и релаксацию. Они помогают максимально успокоиться и забыть о проблемах, которые не дают покоя. Очень важно много тренироваться, чтобы в момент приступа паники из-за нахлынувшей тошноты за считанные минуты привести себя в норму путем расслабления и освобождения от негативных мыслей.

Свою помощь пациенту могут оказывать близкие ему люди. Такая поддержка не будет лишней. Но не стоит навязываться человеку, если он сам того не хочет. Чрезмерная опека лишь усугубит ситуацию. Желая избавиться от ненужной помощи, он попадет в положение, которое спровоцирует очередной приступ тошноты или рвоты.

Если самолечение не приносит положительного результата, больному все же придется обратиться за консультацией к специалисту. Психотерапевт детально изучит проблемы пациента и предложит оптимальный метод лечения. Человеку с фобией останется в точности придерживаться рекомендаций врача, если он рассчитывает полностью избавиться от эметофобии.

Как называется страх рвоты: симптомы и лечение вомитофобии

Тошнота и рвота ни у кого не вызывает приятных ощущений, но некоторым людям это состояние внушает настоящее отвращение и сильный страх, перерастающий в фобическое расстройство. Название фобии рвоты — вомитофобия (эметофобия).

Симптомы боязни рвоты

Вомитофобия не имеет ограничений по возрасту. Боязнь тошноты широко распространена среди детей и подростков. Причем человека пугает не только то, что его самого может стошнить, но и перспектива наблюдать акт рвоты у кого-то другого.

Несмотря на то что сами приступы могут случаться редко, страх тошноты не покидает вомитофоба и иррационально заполняет его умственную деятельность. Состояние сопровождается тревогой ожидания — опасениями, что рвотные позывы начнутся в любой момент. В результате развивается избегающий тип поведения.

Лица, страдающие вомитофобией, стараются не появляться в общественных местах, где обычно бывают дети, чтобы не стать случайным свидетелем акта срыгивания. Стараются не пользоваться транспортом, опасаясь, что их может укачать и стошнить. Придирчивы к качеству употребляемых продуктов, так как боятся отравления и последующего за ним приступа рвоты. По этой причине практически всегда питаются едой, приготовленной собственноручно. Кафе и рестораны исключаются.

Порой страх рвоты развивается до такой степени, что вомитофоб фактически отказывается от еды. Малейшая перспектива отравиться заставляет его сидеть голодным. Развивается нервная анорексия. Женщины, страдающие боязнью тошноты, бояться забеременеть из-за возможного токсикоза.

Мысль о том, что вот-вот может начаться приступ тошноты, вызывает настоящую панику, негативно сказывающуюся на физическом состоянии человека: его бросает в жар, ускоряется пульс, появляется одышка, головокружение. Может возникнуть спазм пищевода и спровоцировать настоящие позывы к рвоте.

Причины вомитофобии

Как правило, толчком для развития фобии становится сильный отрицательный опыт, связанный с предметом страха. Например, человек мог сильно отравиться и промучиться с тошнотой и рвотой не один час, прежде чем наступило облегчение. В результате от одной мысли, что придется пройти через подобное повторно, бросает в дрожь. Зачастую страх развивается после наблюдения за тяжелым приступом рвоты у кого-то другого. Неприглядное зрелище вызывает у впечатлительного человека отвращение и страх, что когда-нибудь подобное случится и с ним.

Состояние тошноты и рвоты — само по себе переживание неприятное. Но мучения человека еще больше усугубляются, если процесс извержения содержимого желудка происходит на глазах у свидетелей. В таких случаях к болезненным ощущениям, связанным с физиологией процесса, добавляется сильное чувство стыда.

Особенно сложно пережить публичное унижение детям и подросткам. Ситуация усугубляется, если событие сопровождалось насмешками сверстников или негативной реакцией со стороны взрослых (раздражение из-за испачканных вещей, комментарии о неумеренности в еде).

Лечение страха рвоты

Боязнь тошноты и рвоты лечит психотерапевт. В первую очередь он пытается определить, почему клиент находит акт рвоты таким невыносимым. Страх тошноты может возникнуть на фоне панических атаках, часто развивающихся при ВСД и тревожных расстройствах. В таких случаях терапевт фокусируется на лечении основного заболевания. Например, при социальной фобии боязнь тошноты вызвана убеждением, что рвота — это позорно. Терапевт с помощью логических разъяснений помогает клиенту переоценить отношение к данному физиологическому явлению.

Для лечения вомитофобии также используется экспозиционная терапия. Клиента помещают в ситуацию, которая его тревожит — дают принять рвотное средство, искусственно вызывая приступы тошноты. Затем человек проходит через весь процесс под присмотром психотерапевта, прорабатывая таким образом страх.

Хотя метод погружения в травмирующую ситуацию считается одним из самых действенных, далеко не все решаются лечить страх таким образом. Технику почти никогда не используют для устранения боязни рвоты у детей. Для лечения маленьких вомитофобов применяют игротерапию и гипноз.

Суггестивная терапия помогает в лечении фобий как у детей, так и у взрослых. Гипноз позволяет установить контакт с бессознательной частью психики клиента, быстро найти причины страха и проработать их. Чтобы связаться со специалистом,

«Меня просто трясет, мне надо вызвать рвоту»: откровения человека, страдающего булимией

Стационар первой в России Клиники для лечения расстройств пищевого поведения, открытой в Москве всего две недели назад, уже заполнился на 80%. Здесь бесплатно могут лечиться пациенты с булимией и анорексией. Насколько страшны такие болезни и что испытывает человек, который не может контролировать потребление еды, нам рассказал 22-летний парень, страдающий пищевым расстройством.

Фото: личный архив Константина К. (вес 150+ кг)

«Хочешь есть – попей водички», – рассказ Константина К. о своих отношениях с едой

Я начал толстеть лет в 11–12, на тот момент я ел очень много и был сильно полнее сверстников. Состояние было такое, что если я хочу есть, я буду есть, пока желудок не забьется настолько, что уже в горло ничего не лезет. Я не мог это контролировать. Например, я не мог просто съесть 15 пельменей и на этом остановиться. В 10 лет я легко съедал 10 больших чебуреков за раз и еще что-нибудь. Дома в еде меня никто не ограничивал: я выбирал из того, что было, плюс готовил сам. С младших классов я уже самостоятельно мог приготовить выпечку, котлеты, чебуреки и беляши. Есть же хочется! Чему-то учила мама, что-то брал из интернета или придумывал сам.

Из-за веса меня постоянно оскорбляли одноклассники. Чем больше килограммов я набирал, тем сильнее становилась неприязнь сверстников. Каждый день был почти одинаковым, словесные оскорбления начинались с самого утра. Учителя особо это не контролировали, да, наверное, и не знали про ситуацию.

Этот стресс я стал «заедать» еще больше, и в возрасте 18 лет при росте 182 см я весил уже 159 килограммов и продолжал прибавлять.

Сначала я думал, что просто люблю поесть, что нет силы воли, как все вокруг говорили. Но в 18 лет, когда стал осознавать, что моя порция может весить несколько килограммов, понял, что это уже болезнь. Еще одним важным наблюдением стало то, что я испытываю особенно сильный голод, когда прихожу из школы после очередного неудачного дня общения со сверстниками. Я просто заедал этот стресс от психологического давления, и не понимал, что с этим делать. Решил начать искать информацию по этой теме в интернете и наткнулся на советы о том, как есть и не толстеть.

Стал изучать подробнее и узнал, что есть такая болезнь, булимия. Почитав про этот недуг, я увидел схожие симптомы у себя: что я не могу наесться или, наоборот, иногда не могу заставить себя есть. Мой режим питания сильно отличался от режима обычных людей.

Плюс там было описано, что при болезни такое переедание происходит из-за стресса.

Тогда я стал изучать проблему глубже и нашел в соцсетях группы, где обсуждались пищевые расстройства (булимия и анорексия) на фоне психологических проблем. Начал общаться с людьми. Но там таких, как я, кто хочет много есть, практически не было. Все хотели весить килограммов 40, хотели есть и потом блевали, либо сидели на диетах а-ля «только вода». Эти люди также постоянно пили мочегонные или слабительные, некоторые выпивали аж по 30 таблеток, потому что меньшее количество на них уже не действовало, настолько был посажен организм.

Тогда я решил обратиться к врачу. Вообще из-за веса у меня подозревали диабет, но он не подтвердился, поэтому прописали таблетки для похудения и все. Диагноз так и не поставили, к психологу тоже не направляли, а выписанный эндокринологом препарат настолько отбил аппетит, что за несколько недель я ел всего раз пять. Было так плохо, что пришлось прекратить прием лекарств.

Но болезнь продолжала прогрессировать, я ел все больше и больше. Мама понимала, что я потребляю много пищи, но не видела, насколько действительно это было много.

Она принимала меня таким, какой я есть, а не то чтобы «ты больной, псих, иди лечись!». К врачам я больше не обращался, хотя похудеть хотелось, поэтому спустя пару лет, в 2016 году, решил сесть на диету.

Вообще у меня было несколько неудачных попыток похудеть, но их хватало максимум на один день, после чего я снова срывался. В один момент я решил, что все, хватит, и сел на жесткую диету. Повезло, что мы сделали это вместе с мамой, у нее тоже был лишний вес, вдвоем сидеть на диете оказалось гораздо легче. Две недели я практически ничего не ел, кроме гречки, запаренной кипятком. Проблема была в том, что гречку я не очень люблю, поэтому съедал буквально одну-две ложки в день, иногда вообще ничего не ел, просто отвращение возникало. Конечно, было очень плохо: я еле двигался, кружилась голова. За этот период я скинул около 10 килограммов, и сам оказался в шоке, что впервые получилось сбросить вес.

Но потом пришлось перейти на другую диету, потому что гречка не лезла, что-то надо было делать, я даже со стула встать не мог, чуть ли не в обморок падал. Тогда мы выбрали белковую диету: обезжиренная «молочка», курица, отруби и определенные овощи. Так за один год я похудел до 85 килограммов.

Фото: личный архив Константина К. (вес 150+ кг)

Мы продолжали вместе сидеть на диете, но в какой-то момент вес «встал» и дальше никак не хотел снижаться, у меня опять начались срывы. Кроме того, появились «качели»: я то скидывал вес, то снова набирал. Сначала минус 15, затем плюс 20 килограммов, и так несколько раз за год.

Сейчас я считаю калории и ем довольно мало, до 1000 ккал в день. Сижу на довольно строгой диете, могу съесть 100 граммов овсянки в день и все. К каше иногда добавляю ягоды, несколько фруктов или овощей, а также пью довольно много кофе с сахарозаменителем и потихоньку добавляю туда обезжиренное молоко. В принципе, меня это устраивает, и я себя нормально чувствую. После того, как я мало ел, я не могу есть совсем в небольших количествах, мне становится плохо. Если я не позавтракаю, начинает кружиться голова, поэтому даже если нет аппетита, все равно приходится в себя пихать ту же кашу.

Хотя иногда у меня случаются срывы, и я ем то, что нельзя на диете, тогда приходится идти в туалет, все это «выворачивать». Первый раз я попробовал этот метод, когда узнал из соцсетей, что так делают другие люди. Потом стал практиковать каждый раз, когда съедал что-то сладкое: печенье, конфеты, пряники, шоколад. Получаю удовольствие и опять вызываю рвоту, затем приходит какая-то легкость. Но теперь я могу это делать не только во время срывов на запрещенную в рамках диеты еду, но и после обычного приема пищи, той же каши, например. Проблема в том, что каждый раз после еды у меня возникает сильное чувство вины.

Наступает отторжение. Это бывает не каждый день, и я стараюсь не делать это после каждого приема пищи, но иногда меня просто трясет, мне надо вызвать рвоту, потому что я чувствую себя жирным, страшным. Я ведь худею, мне нельзя.

Когда общался с врачами, все советы были из разряда «надо меньше есть», «сядь на диету» и «если захочешь есть – попей водички». Кто-то говорил, что ничего страшного, вырастешь, похудеешь. В школе ставили диагноз «депрессия», а про пищевое расстройство и речи не шло. Мне выписывали антидепрессанты, но они не помогали. Серьезно я занялся этим вопросом только после 18, когда стал понимать, что хочется быть красивым, одеваться нормально, а таких размеров в магазине даже и нет. Друзей тоже не было, не с кем было этими переживаниями поделиться, все держал в себе, и это тоже было стрессом, который приходилось «заедать».

После девятого класса я перешел в другую школу, пришлось начать ходить на физкультуру. У меня всегда было освобождение по здоровью, но здесь почему-то его не давали. Для меня было стрессом уже просто подумать о том, что я пойду на физкультуру, что придется переодеваться, меня кто-то увидит. Я вообще не любил выходить на люди, еще и физрук постоянно капал на мозг.

Сейчас я думаю, что у меня в принципе предрасположенность к полноте была, но толчком стало именно давление со стороны сверстников, сама стрессовая ситуация. Если бы ее не было, вряд ли бы я столько ел. Проблемы с коллективом продолжились и позже, когда пошел на работу. Уже тогда в сознательном возрасте я пришел к врачу и рассказал о проблемах. Она сказала, что я просто очень чувствительный, выписала транквилизаторы. Сейчас я уже их не пью, и стресс не заедаю, потому что его на работе нет.

Фото: личный архив Константина К. (вес 79 кг)

В данный момент я понимаю, что это уже психологическая и физиологическая проблема, когда мне хочется вызвать рвоту после приема пищи. Но все же радует, что я уже не так часто набрасываюсь на что-то запрещенное, да и еда стала какой-то безвкусной. Сейчас хочу не просто хорошую внешность, но и здоровье чтобы было. А еще было бы здорово завести близких друзей в своем городе, ведь пока они есть только в других городах или в интернете. Хотя мне еще повезло, что меня хоть кто-то поддерживает, пусть и в Сети. Если бы я раньше знал про клиники для лечения расстройств с пищеварением, то точно бы туда пошел, но сейчас, думаю, уже смогу справиться сам. Хотя мне главное – не дойти до слишком низкого веса и вовремя остановиться. Если не остановлюсь, то к врачу пойду, ведь я действительно понимаю, что это плохо.

Сегодня о моей болезни никто не знает, кроме родных.

В повседневной жизни бывает тяжело, от булимии возникает изжога и боли в желудке. Также от желудочного сока может разъесть рот, губы, есть шрамы на руках и пальцах от зубов из-за того, что вызываешь рвоту. Бывают ситуации, когда и вне дома приходится это делать. Я решил поделиться своей историей, чтобы другие люди с заболеваниями пищевых расстройств смогли узнать о моем опыте. И понять, что если хотят похудеть, то лучше не делать это таким способом, как сделал я.

Кого и как лечат в Клинике расстройств пищевого поведения

Сейчас в медицине под понятием «булимия» подразумевают два синдрома: нервная булимия и компульсивное (принужденное) переедание, которое связано с психологическими причинами. При нервной булимии человек непрерывно озабочен едой, испытывает «волчий голод» и постоянно переедает, а затем противодействует набору веса с помощью рвоты, голодания или приема лекарств. При компульсивном переедании человек особо не контролирует вес тела.

При анорексии у человека наблюдается психическое расстройство, при котором искажается представление об образе собственного тела. Вследствие этого происходит отказ от еды и противодействие набору веса с помощью рвоты, голодания, приема мочегонных и использования клизм.

В особые группы риска входят молодые люди в конце пубертатного периода. Чаще это девушки, но парни тоже не редкость. Во многих случаях негативным фактором, подталкивающим человека к развитию заболевания, являются реклама, общественное мнение и навязывание определенных идеалов красоты. Также триггером могут служить психотравматические события или наследственность, отягощенная психической патологией.

Главный врач психиатрической клинической больницы №1 им. Н.А. Алексеева Георгий Костюк отмечает, что «востребованность лечения пищевых расстройств в стране очень большая, и очень много пациентов, которые не могут получить помощь».

Фото: личный архив Константина К. (вес 85 кг)

На сегодняшний день стационар в клинике заполнен на 80%. Уже в первые дни работы центра лечения пищевых расстройств мы получили шквал звонков со всей России и не только. Проблема заключается в том, что раньше просто не было мест, где можно было получать такую помощь в комплексе. Здесь требуется и дотационное пособие (для тяжелобольных), и специалисты-диетологи, а также психологическая и психотерапевтическая поддержка. Поэтому люди, отчаявшись, звонят нам отовсюду.

Как отмечает Костюк, лечение это довольно длительное, в среднем может составлять три-четыре недели. Но все зависит от конкретного случая, у кого-то наступает ремиссия, у кого-то происходят рецидивы, и приходится возобновлять лечение. Но главное, что теперь булимию и анорексию можно официально лечить бесплатно, пусть пока клиника только одна в столице. «Эта услуга входит в территориальную программу госгарантий бесплатного оказания медицинской помощи и оплачивается за счет регионального бюджета», – сообщил Костюк.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *